Главная Журнал Власть Андрей Луговой: сегодня я занимаюсь «охранной деятельностью» в качестве депутата Госдумы
Андрей Луговой: сегодня я занимаюсь «охранной деятельностью» в качестве депутата Госдумы E-mail
07.08.2009 13:03

lugovoy_avaБольшинству россиян депутат Госдумы Андрей Луговой известен как человек, ставший причиной неведомого до сих пор в истории международных отношений cкандала. Обвинив Лугового в отравлении полонием-210 политэмигранта Литвиненко, министр иностранных дел Великобритании потребовал от России изменить Конституцию, не позволявшую выдать Лугового английским спецслужбам. Но наткнулся на гневную отповедь президента Путина, посоветовавшего «изменить мозги» самим английским политикам. В ответ Великобритания выслала четырех российских дипломатов; мы тоже в долгу не остались...

Лев Сирин, Фонтанка.ру

Впрочем, Андрей Луговой - не только камень преткновения в отношениях двух государств. Он - профессионал высокого класса в сфере госохраны; работал личным охранником и.о. премьер-министра Гайдара, министра иностранных дел Козырева, главы администрации президента Филатова. О малоизвестных фактах в деятельности государственной службы охраны в условиях новейшей России, когда градус ненависти населения к руководству страны откровенно зашкаливал, а также о том, в какой стадии сейчас находятся его отношения с английским правосудием, Андрей Луговой рассказал «ТС».

«Личник» первых лиц

- В советское время вы начинали и продолжили свою карьеру в Кремлевском полку 9-го управления КГБ СССР. Знаете и сам Кремль, и систему его охраны от и до...

- Кремлевский полк охраняет все подъезды к Кремлю. Он часто использовался для охраны съездов КПСС, заседаний Верховного Совета СССР, съездов народных депутатов. В ночь на 19 августа 1991 года именно я в звании старшего лейтенанта был ответственным офицером в военном лагере Кремлевского полка. Должен сказать, что в связи с образованием ГКЧП у нас не проводилось никаких специальных дополнительных мероприятий. Никаких сигналов тревоги, звонков, предупреждений от дежурного по части. Более того, именно в тот день я проспал так называемый «контроль-утро» - проверку утреннего подъема личного состава. Быстро встал, умылся, не включая телевизора, позавтракал и пошел встречать автобус с приезжающими офицерами. И когда меня спросили: «Ну, как дела в связи с новыми событиями?» - я понятия не имел, о чем разговор.

- Недоброжелателей у Гайдара, Козырева, Филатова, которых вам довелось охранять, было куда больше, чем у всех вместе взятых руководителей СССР. Часто возникали экстремальные ситуации?

- Я не припомню, чтобы в Гайдара кто-то стрелял, пытался его взорвать или броситься с ножом. Да, кричали, хамили, оскорбляли, но даже до рукоприкладства не доходило. К экстремальным ситуациям могу отнести события 1993 года, связанные с роспуском Верховного Совета. Тогда Гайдар по ночам ездил выступать на митингах перед зданием московской мэрии, на телевидение, на митинги к Кремлю... У мэрии, к примеру, когда Гайдар говорил, неподалеку была отчетливо слышна автоматная стрельба. В Москве же тогда бардак был. И вот, я думаю, вылезет сейчас кто-нибудь на ближайшую крышу и даст автоматную очередь по оратору... Вблизи, если охраняемое лицо начинает контактировать с людьми, тоже существует большая вероятность покушения. Ты идешь через ревущую толпу, которая пластична, как пластилин, расталкиваешь людей, стараешься телом прикрыть охраняемого и вывести его в безопасное место. У той же мэрии каждый хотел дотронуться до Гайдара, но мы вчетвером умудрялись провести его сквозь эту массу людей. Работали только с группой сопровождения.

Убийства-провокации

- Сегодня вы продолжаете заниматься охранной деятельностью. Но уже как владелец нескольких ЧОПов. Охрана частных лиц, бизнесменов технологически и психологически отличается от охраны государственников?

- Если быть точным, то сегодня я занимаюсь «охранной деятельностью» в качестве депутата Госдумы, осуществляющего законотворческие инициативы. Но имею и опыт охраны частных лиц в качестве владельца ЧОПов. Безусловно, разница, о которой вы спрашиваете, есть. Когда я обеспечивал охрану государственного деятеля, я понимал, что на меня работает целая система. Я поднимал телефонную трубку, говорил, что через два часа буду там-то... И все! Дальше начинал работать слаженный механизм. Если же ты охраняешь человека частного - неважно, политика или бизнесмена, - ты должен полагаться исключительно на свои силы. Ни один человек, даже самый богатый, не может позволить себе содержать структуру охраны, подобную государственной. Это относилось и к таким любителям собственных служб безопасности, как Гусинский и Березовский. Даже им, при их тогдашних деньгах, на аналог госохраны сил и средств не хватало.

- Вы упомянули Березовского. Сложно было работать у Бориса Абрамовича?

- Мне обычно ошибочно приписывают, что я работал в группе охраны заместителя секретаря Совета безопасности России Бориса Березовского. Или даже возглавлял его службу безопасности. Ничего подобного! Березовскому, когда он находился на этой должности, госохрана положена не была. Кроме того, в то время я уже был начальником службы безопасности Общественного российского телевидения (ОРТ). Другое дело, что люди, которые охраняли Бориса Абрамовича, были подобраны по моей рекомендации и при моем непосредственном участии. А в дальнейшем охранные предприятия, с которыми у Березовского были заключены контракты на его охрану, были моими предприятиями. Бывать рядом с Березовским мне доводилось часто. Обращался он ко мне и во время трагедии, происходившей с Литвиненко. Он попросил, чтобы мое охранное предприятие занялось охраной журналистки «Коммерсанта» Елены Трегубовой. Якобы ее безопасности угрожал нынешний режим в России. Думаю, это была очередная провокация Бориса Абрамовича. Уж как-то все слишком на руку складывалось Березовскому: сначала убили Политковскую, потом погиб Литвиненко... Слишком часто знаковые убийства правозащитников и политиков в России осуществляются с целью провокации.

Правильно надавить на Доренко

- Кого из звезд телеэкрана вам доводилось охранять? Кто и как себя при этом вел?

- Одно время политическому обозревателю ОРТ Михаилу Леонтьеву стали поступать угрозы. Естественно, это раздражало журналиста и создавало дискомфорт в работе. Мы охраняли его в течение года. Наверное, в течение пяти-шести лет охраняли телеведущего Сергея Доренко. Для чего ему тогда нужна была охрана, я до сих пор не могу понять. Доренко очень некрасиво вел себя с охраной и только по большой просьбе Бадри Патаркацишвили мы продолжали выполнять свой профессиональный долг. Типичный «барин», бескультурный хам, не имеющий ни стыда, ни совести по отношению к людям. Пару раз мне даже приходилось специально встречаться с Доренко и делать ему соответствующие внушения. Доренко ведь только на экране такой грозный, а в жизни, если на него правильно надавить, он мало чего стоит. Доренко любил, к примеру, хамить на дороге. Он сам садился за руль, и если в процессе поездки его кто-то случайно подрезал, Доренко начинал гоняться за этим водителем по всей Москве; догонял, останавливал, выбегал из своей машины и стучал ногами-руками по чужому автомобилю. Мог схватить за грудки, выясняя отношения. Так среди наших охраняемых себя никто не вел. Как говорится, хочешь человека проверить, дай ему возможность проявить свою власть.

Английским правосудием управляет элита

- Одно время вы сами стали нуждаться в «государственной охране». Англичане оставили вас в покое?

- За два года ни одного запроса, ни одного вопроса по делу Литвиненко ко мне не поступало. Полная тишина. Создав условия патовой ситуации, они и меня заставили их принять. Я по-прежнему в розыске. Но ни улик, ни доказательств того, что это преступление совершил я, как не было, так и нет. Когда же английские следователи приезжали в Россию, они допрашивали, кого считали нужным. Только с моей стороны у них на допросе были: я, моя жена, две наши дочери, бойфренд старшей дочери, Ковтун с женой, Соколенко, еще кто-то... Никаких препятствий англичанам никто не чинил. Зато сами англичане долго решали, стоит ли отправлять на допрос к нашим следователям некоторых лиц, и в результате ограничили нам круг допрашиваемых. Англичане создали миф о неподкупности своих судов, хотя на самом деле их судами управляет элита, исходя из собственных интересов и интересов собственной страны. Вот недавно посол Англии в России Энн Прингл, отвечая на вопрос, почему Англия не выдает тех, кого Россия требует экстрадировать, говорит: «...все это находится в юрисдикции независимых судебных органов, и мы не можем ни влиять на них, ни комментировать их». Хорошая отговорка. А у нас, с их точки зрения, суды в России зависимые, поэтому нам надо Конституцию поменять.

Литвиненко торговал политубежищами

- Вы упоминали интересный факт о том, что существует разработанная схема торговли английским гражданством, получаемым в результате политического убежища. Раскройте, пожалуйста, этот механизм.

- Мы об этом неоднократно говорили англичанам и предлагали им заняться совместным расследованием по этому поводу. Эту торговлю организовывал Литвиненко и даже предлагал нам в этом поучаствовать. Какова схема. Появляется у человека на родине, в России, какая-то проблема, вовсе не политическая, а чаще связанная с деловыми партнерами. Единственным ее решением человек видит эмиграцию. При этом он понимает, что, несмотря на его приличное состояние, просто так приехав на пустое место в Англию, гражданства, политубежища ведь не получишь. Что делать? И вот за деньги этого потенциального эмигранта в нескольких российских изданиях от его имени организуются публикации, в которых он выступает в роли оппозиционера нынешней власти. Может, выступить и по радио, и по телевидению. Понятно, что такой политпиар делается не в два-три дня, а в гораздо дольше. Это первый этап. Потом за деньги этого же псевдооппозиционера в отношении него же, используя коррупцию в милиции, возбуждаются уголовные дела. Позиционируется это как преследование по политическим мотивам. И - человек едет в Лондон! А Литвиненко должен через свои связи и возможности принять «оппозиционера» в фонд гражданских свобод, который создал Березовский. Дать ему трибуну. А в Москве в это время организуются публикации уже против этого «эмигранта». Затем вся эта цепочка «преследования по политическим мотивам» демонстрируется англичанам: видите, как в течение года человек пытался бороться за справедливость и что из этого вышло. Конкретных сумм Литвиненко не называл, но речь шла о сотнях тысяч.

- Кого сегодня стоит охранять от Березовского? И надо ли охранять самого Березовского?

- В Англии Березовский себя чувствует достаточно вольготно и спокойно и боится экстрадиции в Россию только на уровне подсознания. Ведь через Березовского в течение года, пока он был секретарем совбеза, занимаясь вопросами Северного Кавказа и СНГ, прошла масса секретной информации. И я твердо знаю, что, когда Березовский эмигрировал в Англию, он там плотно контактировал со спецслужбами Великобритании. Зачем им упускать такого «клиента»? Сегодня Борис Абрамович больше, чем какими-либо другими делами, озабочен борьбой за свое состояние, которое после смерти Бадри Патаркацишвили оказалось под большим ударом. Ведь большая часть состояния Березовского была записана именно на Патаркацишвили.


www.fontanka.ru

Убийства-провокации

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?