Главная Журнал Другое Полуостров сокровищ
Полуостров сокровищ
27.09.2007 16:58

«Черная» археология уже давно для многих крымчан стала чуть ли не основным источником дохода. А чтобы стать современным кладоискателем, обладать какими-то специальными знаниями совершенно не обязательно. Главное — уметь пользоваться информацией...

Софья Спасская, по материалам "Личного счета"

 

О днажды в поезде «Киев—Севастополь» мой сосед по купе — переводчик Андрей — разговорился о секретах своей профессии, поведав, что накануне сопровождал небольшую группу американских туристов, путешествовавших по Украине. Группа туристов из США состояла в основном из коллекционеров, заинтересовавшихся не достопримечательностями и красотами нашей родины, а исключительно «блошиным» рынком. Особый восторг у американцев вызвал Севастополь, где им удалось купить скифские золотые украшения и древние монеты. Оказывается в Крыму, по словам моего собеседника, купить подобные древности проще простого.


Полезное ископаемое


Если глушить рыбу копытами, то вместе с ней могут всплыть доисторические ценности, например, кольца, поршни и трактор «Беларусь»...
По словам Андрея, «черная» археология уже давно для многих крымчан стала чуть ли не основным источником дохода. Вблизи Мангупа, в Бахчисарайском и Севастопольском районах, расположены небольшие села, жители которых зарабатывают на хлеб насущный тем, что «накопают». А летом в Мангуп приезжают поживиться не только свои, но и «копатели» из ближнего зарубежья. «Копают-то у нас многие, но места, где действительно были скифские захоронения — курганы — доступны только избранным, — рассказывает мой собеседник. — Если говорить проще, то весь Крым поделен на некие археологические территории, подконтрольные мафии «гробокопателей», и новичкам в это дело лучше не соваться». По словам Андрея, его отец, бывший офицер, тоже в середине 90-х занимался «черной» археологией. Сначала помогал одному московскому коллекционеру, затем купил металлоискатель и пробовал искать сокровища самостоятельно, правда, такое сомнительное хобби не принесло финансовой выгоды. «С тех времен осталось несколько древних монет, да и то я не уверен, что они представляют какую-то ценность, — говорит Андрей. — Хотя один знакомый купил в селе две старинные монеты за 50 гривен, а летом перепродал их московскому коллекционеру за $2 тыс. Монеты, к слову, оказались редкого номинала последнего крымского хана».


По мнению сотрудников Института археологии, Крым опережает по значимости находок даже Грецию и Малую Азию. А торговля древними предметами, найденными в кладах, по исследованиям ООН, входит в десятку самых прибыльных занятий. Поясная пряжка из готских могильников стоит около $2 тыс., а их в одном захоронении можно найти несколько десятков. Судить о прибыльности и масштабности этого бизнеса можно еще и по данным таможни. К примеру, только за 2000 год таможня одного пропускного пункта на станции Чоп передала Национальному музею истории Украины 1500 предметов, представляющих культурную и историческую ценность. По оценкам экспертов, стоимость конфискованного — $2 млн. А вот, по словам Андрея, вывезти древние сокровища из страны можно без особых проблем. К примеру, американские коллекционеры без каких-либо последствий вылетели чартерным рейсом в Турцию.


Крымские кладоискатели

Археолог-разведчик Сергей Чернышов говорит, что раскапывать крымские археологические памятники массово начали в середине 90-х. «Тогда «гробокопатели» чуть ли не бульдозерами рыли курганы, — рассказывает археолог. Сейчас эта «система» стала цивилизованнее. Раньше бывало, копает государственная экспедиция древнее поселение, а тут же рядом — «черные» могилы разрывают. Ведь на поселениях ценных вещей не откопать, если они и появляются, то раздавленные, разбитые, не имеющие такой коллекционной ценности, как драгоценности, найденные в могильниках. В основном ценные вещи — женское убранство, серьги, фибулы, бусы, мужские ритуальные пояса — выкапывают из мест захоронения: курганов, некрополей». За лето хорошо оснащенная археологическая экспедиция может раскопать 10-15 погребальных сооружений, а для профессиональных раскопок нужно провести ряд научных мероприятий. В то же время одна группа грабителей за сезон раскапывает около 300 могильников. «Алгоритм прост: нашел могильник, сделал дырку, залез, все ценное выгреб, все ненужное выкинул», — говорит археолог. О том, как работает система «любителей древностей» Сергей Чернышов знает не понаслышке. Он один из немногих профессионалов, которые работают «в поле» и «видят» могильники и курганы, поэтому предложения поучаствовать в нелегальных раскопках поступают ему постоянно. «Последняя просьба возглавить поисковую бригаду была от одного киевского банкира, — рассказывает Сергей. — Люди, джип, металлоискатель за пару тысяч долларов — все предоставлялось, как говорится, бери и работай. Только для профессионального археолога заниматься такими вещами все равно, что художнику расписывать стены». По словам археолога, в Севастополе находится самая сильная группа «копателей» с хорошо развитой сетью сбыта. В нее входят около 100 «чернорабочих» и примерно 20 перекупщиков. «Все прекрасно друг друга знают, фактически среди них существуют негласные договоры о том, кто, где копает, — говорит Сергей. — Как правило, раскопки спонсирует перекупщик. Долг «гробокопатели» отдают находками, и «спонсор» становится первым покупателем». Прикрытием для севастопольских копателей служат добровольные поисковые отряды воинов Второй мировой войны. Вступившие в поисковый отряд кладоискатели получают путевку (типа открытого) археологического листа, и даже какой-то паек. А в случае чего — гарантированное прикрытие, мол, думал тут военная траншея, вот ищу солдат. А оказалось скифское захоронение, кто ж знал... Как правило, правоохранительные органы с такими «легалами» предпочитают не связываться, поскольку уголовное дело возбудить очень сложно. «Еще несколько лет назад на могильнике в селе Песчаное грабителей поймали на горячем. Их самовольные раскопки были сняты на видеокамеру, дело довели до суда, — говорит археолог. — Но на суде подозреваемые сказали, что шли искупаться в море, увидели яму, залезли, а тут подбегают люди, заламывают руки. Кстати, несмотря на то, что севастопольский район считается наиболее разграбленным, я ни разу не слышал, чтобы там кого-то посадили за нелегальные раскопки».

 

Интеллектуалы из народа


"Гоп-стоп! Мы подошли из-за бугра..."
Чтобы стать современным кладоискателем, обладать какими-то специальными знаниями совершенно не обязательно, главное — уметь пользоваться информацией. Ведь археологические сведения не засекречены: расположение 2/3 могильников известно и опубликовано в разных источниках. «В 30-е годы проводилась археологическая разведка в Инкермане и Балаклаве, — рассказывает Сергей Чернышов. — Результаты были опубликованы в 12-м томе «Археологической памятки Украины». Издание очень редкое, отпечатанное в 60-х годах. На территории Крыма находилось всего два экземпляра. Один — в институте археологии в Симферополе, другой в — Херсонесе. И оба пропали и, скорее всего, находятся у грабителей, которые используют их как карту». Правда, в последние годы, как утверждает старший научный сотрудник симферопольского филиала Института археологии НАН Владислав Юрочкин, печатать свои научные труды археологи стали осторожнее, чтобы сведениями не могли воспользоваться грабители. «Но за 15 лет «гробокопатели» научились видеть то, что и ученые: просадки грунта, изменения в растительности, одним словом все, что указывает на могильник, даже металлоискатель не нужен», — сетует Владислав Юрочкин. А в Степном Крыму заметить курган очень просто: они выделяются на фоне основного ландшафта, но только раскопать его сложнее, чем позднеготские и скифские могильники, у которых нет насыпей, лишь подземные камеры на глубине двух метров — достаточно щупом (длинная арматура с заостренным концом) сверху пробить дыру, чтобы определить, где находится камера — и клад твой.

Владислав Юрочкин считает, что даже если сотрудники правоохранительных органов захотят дежурить на могильниках круглосуточно, не смогут сохранить и половины археологических памятников: в Крыму их слишком много. В конце 80-х ученые сосчитали все известные курганы (не учитывая могильников, склепов, некрополей) и пришли к выводу: если каждый год копать по 30 курганов, понадобится 120 лет.

Разведка боем

Самый большой рынок сбыта предметов древностей находится в центре парка за Владимирским собором в Севастополе, в народе это место называют «горками». Именно здесь каждую субботу собирается весь цвет «любителей древностей». На рынке продают находки, накопанные «черными» археологами по всему Крыму. Путешествуя по полуострову, мне было сложно отказать себе в удовольствии побывать на знаменитой «блошке». Поэтому в первую же субботу я помчалась на «горки».

На небольшом пятачке, переминаясь с ноги на ногу, торгуют не больше десяти человек. У ног торговцев разостланы газеты, на которых уныло лежат ветхие книги, скучают пули Второй мировой, бронзовые канделябры, старинные монеты и предметы, долго пролежавшие под землей, но явно не представляющие никакой ценности. Все это богатство продается по цене от 5 до 30 гривен. Мое появление на «горках» вызвало у «обитателей» недоумение. За спиной то и дело слышалось перешептывание, ведь место это для «своих», и «чужие» посетители ранней весной — явление странное. За 10 минут я успела осмотреть «экспонаты» каждого торговца по очереди, задавая вопросы: «А нет ли у вас чего-нибудь скифского?». Продавцы в ответ лишь отрицательно качали головами и подозрительно косились. Я уж было разочаровалась: может, всемогущие «горки» — просто миф! Но когда собралась уходить, ко мне подошел немолодой мужчина, в трениках с выдувающимися коленками, и клетчатой кепочке. Сначала он поинтересовался, на какую сумму я рассчитываю. Не задумываясь сказала: «Двести долларов». Тогда он пригласил меня осмотреть «товар» у него дома. Приехав на следующий день по указанному адресу в Симферополе, мягко говоря, удивилась. Мужчина в поношенных трениках совершенно преобразился: кожаные штаны, стильная рубашка — эдакий денди местного разлива. «Андрей Николаевич», — с достоинством графа представился мой новый знакомый. Переступив порог его четырехкомнатной квартиры в центре города, подумала, что вхожу в филиал исторического музея: все стены увешаны картинами, а на книжных полочках расставлены черепки и надколотые сосуды. Но самое ценное было аккуратно выложено на столе — золотые скифские и алано-готские украшения. Несколько экземпляров довольно больших налобных сережек (хозяин рассказал, что их надевали на головной убор), золотые треугольной формы ушные серьги, змеевидное кольцо и довольно большая коллекция бронзовых украшений и статуэток. На вопрос, как попали в его руки эти ценности, Андрей Николаевич, пожав плечами, скромно ответил: «Копаем, миленькая». Пока я с нескрываемым интересом рассматривала экспонаты, торговец древностями проникался все большим доверием и неспеша рассказывал: «Стараюсь на «горках» появляться редко, туда периодически наведываются эсбэушники. Я приезжаю присмотреться к людям, найти клиентов. Все эти вещи были найдены в разных местах, но в основном в районе Мангупа. У меня свои ребята—профессионалы. Сейчас копают в селе недалеко от Балаклавы. Полевые работы у нас ведутся круглый год, а продажи, конечно, начинаются летом. В этом году много иностранцев было, некоторые даже специально приезжают. Там наши находки гораздо больше ценятся. Они скупают сразу все золотые вещи, не торгуясь. Я одному продал несколько вещей — получил сразу

$10 тыс. — делится хозяин ценностей. — Но иногда полгода ждешь, пока клиент решится на покупку».

Я, конечно же, ничего не купила. Во-первых, мне все равно денег не хватало. Во-вторых, даже если и рассматривать какую-нибудь древность в качестве выгодной инвестиции, (цена на такие предметы безусловно будет расти, ведь такого рода сокровища больше никогда не будут производиться), мысль о том, что эти предметы были некогда схоронены с владельцем, у меня лично восторга не вызывает.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?