Главная Журнал Вложения King’s Capital: королевские секреты
King’s Capital: королевские секреты E-mail
21.11.2007 16:06

Соучредитель компании King’s Capital Александр Бандурченко рассказал, на чем зарабатывает его компания, чтобы выплачивать вкладчикам сверхпроценты.

Анна Акуней, "Личный счет"

— Ваша компания предлагает по депозитам 36% годовых или с капитализацией — 42%. Привлеченные средства инвестируются в покупку земельных участков. Как вам удается на операциях с недвижимостью оправдать такие проценты, ведь динамика цен на землю замедлилась?


— Изначально мы рассчитывали на то, что купленная земля по цене $1000 за сотку через год будет стоить $2000. Мы получали такой высокий доход не за счет роста цен, а благодаря изменению целевого назначения земли. Сейчас перевод участка под застройку уже потерял свою актуальность, и мы занимаемся другой деятельностью. Но на первоначальном этапе работали именно по такой схеме, формируя активы компании для покрытия всех привлеченных средств.


— Вы покупаете участки сельскохозяйственного назначения, потом переводите их в разряд земли под застройку. Законно ли это?


— Да, это все совершалось в рамках закона.


— Можете ли привести хотя бы один пример сверхвыгодной сделки по купле-продаже земли?


— Не могу, поскольку мы не продавали землю после изменения ее назначения. Сначала на участке строили дом, а затем реализовывали уже готовое жилье вместе с землей. Сейчас у нас семь проданных коттеджей в Фастове, и компания приступила к реализации еще ряда строительных проектов. Чтобы подсчитать прибыль от конкретной сделки, нужно учитывать множество факторов: стоимость земли на момент покупки, расходы на строительство, сопутствующие затраты, конечную стоимость проданного жилья вместе с участком.


— Каковы гарантии того, что вкладчики обязательно получат свои деньги?


— Сегодня стоимость активов в полтора-два раза (в зависимости от рыночных цен) превышает взятые компанией обязательства. Это и является гарантией.


— Среди акционеров числится офшорная компания из Белиза. Зачем она вам?


— Мы начинали свой бизнес, работая как частное предприятие King’s Capital, акционером которого была офшорная компания. Сейчас же на рынке работает ООО King’s Capital. Все обязательства и активы частного предприятия принадлежат обществу. Более того, я и мой партнер Александр Сафонов являемся владельцами ООО King’s Capital. Никакого отношения к белизскому или другому нерезиденту наша компания не имеет.


— Страхуются ли депозиты компании? Можете назвать несколько страховых компаний, застраховавших вклады ваших клиентов?


— Теоретически любой человек может застраховать свой вклад в СК. На практике таких случаев не было ввиду высокой стоимости этой услуги. Тариф на подобного рода страхование начинается от 6% от суммы вклада. Клиентам это невыгодно. Если же человек все-таки захочет обезопасить себя таким способом, ему придется самостоятельно подыскивать страховую компанию.


— Зачем привлекать деньги населения под 36%, если можно занять их в банке под 14%, тем более что вы можете закладывать приобретаемую землю? Значит ли это, что банкиры отказываются вас кредитовать?


— О кредитах под залог хорошо говорить, когда уже есть земля. Но когда мы начинали, участков у нас еще не было. Ведь любой бизнес стартует с привлеченных средств, вкладываемых в проект, который в дальнейшем приносит прибыль. Все субъекты, работающие в инвестиционном бизнесе, делают акцент на первичное накопление денежных средств. Кроме того, чем больше сумма привлеченных средств, тем выгоднее инвестиции. Удвоить десять миллионов гораздо легче, чем сто тысяч. Мы работаем по схеме инвестиционного бизнеса: привлекаем деньги, а затем вкладываем их в проекты.


— В прошлом году вы выпустили облигации. Чем объясняется их низкий рейтинг «uaCC», что означает формулировка «облигации с высокой вероятностью дефолта»?


— Когда выпускались облигации, у компании не было в наличии ни земли, ни других активов, поэтому изначально рейтинг не мог быть высоким. Выпускались эти бумаги еще компанией с белизским акционером, чтобы ввести в правовое русло привлечение финансов. Никакого отношения к ООО облигации не имеют, у King’s Capital есть другие обязательства, которые покрываются за счет наших активов.


— Представим, что цены на землю и загородную недвижимость упали. Как вы в этом случае вернете деньги вкладчикам?


— Кроме земли, находящейся в нашей собственности, мы прорабатываем и другие варианты. Например, повышение ликвидности загородного жилья. Планируем до конца года, максимум до весны следующего, нарастить уставный фонд до уровня, превышающего взятые обязательства.


— Ваши оппоненты утверждают, что King’s Capital по закону не может заниматься привлечением средств населения, поскольку не имеет необходимых лицензий и в случае прекращения деятельности компании вкладчики не смогут вернуть деньги, так как по договору компания им ничего не должна. Насколько справедливы такие замечания?


— Эти же оппоненты не раз направляли заявления в соответствующие инстанции. Нас проверяли госорганы и ничего незаконного в нашей деятельности не нашли. Думаю, этого достаточно, чтобы снять все подозрения. Конечно, схемы, по которым мы работаем, нестандартны. King’s Capital привлекает средства с помощью других финансовых компаний, обладающих необходимыми лицензиями. Например, мы сотрудничаем с ПриватБанком. То есть напрямую не привлекаем деньги населения, поэтому и не требуется лицензия.
Точно так же, как пассажиру в такси не нужно разрешение на перевозку людей.

 

— Правда ли, что основные вкладчики King’s Capital — прихожане из христианской церкви?


— Мне не хотелось бы, чтобы деятельность церкви, которую я посещаю, каким-то образом связывали с моим бизнесом. Так можно увязать что угодно и кого угодно. Я не стану отрицать, что первые $100-200 тыс. привлекались у людей из нашего круга. Старт любого финансового бизнеса построен на доверии. Сейчас же любой человек, видя рекламу, может проанализировать деятельность компании, все взвесить, оценить наши гарантии. И уже после этого принимать решение о вложении средств. Вряд ли вкладчика интересуют наши религиозные взгляды. Для него важен финансовый результат.

 

— Говорят, многие ваши клиенты закладывают квартиры, а потом несут деньги в вашу компанию. Не считаете ли вы, что они рискуют остаться без жилья?


— В таких случаях консультант напоминает человеку, что тот принимает решение самостоятельно. Мы со своей стороны гарантируем возврат вкладов, покупая землю именно для того, чтобы была возможность покрыть все привлеченные деньги. К тому же все относительно. Если говорить о возможном дефолте, давайте сравним King’s Capital с другими финансовыми компаниями. Например, у нас есть земля, которую в случае банкротства можно продать, чтобы вернуть деньги клиентов. А что получит человек, доверивший банку $3 млн? Если банк прогорит, Фонд гарантирования вкладов физлиц покроет клиенту максимум 50 тыс. грн. Не говоря уже о том, любая инвесткомпания или инвестиционный фонд в случае краха вообще ничего не вернет клиентам.


— Правда ли что вы перестали покупать землю?


— Да, в покупке земли мы больше не заинтересованы. Эти операции сыграли в свое время позитивную роль, но сейчас появились более интересные проекты.


— Какие новые проекты ведет компания?

 

— Когда на первый план выходила гарантированность вкладов, эта задача была решена с помощью земельных активов. Сейчас нашей задачей является интегрирование в международную финансовую систему, получение дешевых кредитных и инвестиционных средств. Для этого занимаемся созданием финансового холдинга, в который войдет ряд финансовых компаний. Это основное направление нашей деятельности на ближайшие полгода.

Фото: Светлана Скрябина


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?