Главная былое Воин смеха. Гендиректор Студии Квартал-95 Владимир Зеленский не боится кризиса
Воин смеха. Гендиректор Студии Квартал-95 Владимир Зеленский не боится кризиса
14.12.2008 14:33

В интервью Контрактам Владимир Зеленский, гендиректор и художественный руководитель Студии Квартал-95, рассказал о том, что:
1) ему в армию нельзя
2) команда КВН, в которой играл, была самой бедной за всю историю существования Клуба
3) Вечерний квартал в России не прошел цензуру
4) не боится кризиса, потому что авторы Студии хорошо пишут киносценарии, с которыми в СНГ беда.

Вера ТКАЧЕНКО, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ, КОНТРАКТЫ

В 16 лет вы мечтали о карьере дипломата, но окончили юрфак и в конце концов стали шоуменом. Как так получилось?

— В то время, когда я оканчивал школу, КИМО только появилось, поэтому хотел поступить в МГИМО. Но когда узнал об условиях поступления, сколько кому нужно заплатить, понял: стать студентом-международником — невыполнимая для меня задача.

К моменту окончания школы мне исполнилось 17,5 лет. Если бы я не поступил в вуз, меня забрали бы в армию. А туда таким, как я, вспыльчивым и т. д., нельзя. Поэтому и не стал рисковать. Хорошо зная английский (я учился в классе с углубленным изучением английского языка) и теорию государства и права, поступил на юрфак в криворожский филиал КГУ им. Т. Г. Шевченко.

Но еще во время последнего года учебы в школе я увлекся КВН. Мне хотелось интересной жизни, гастролей. Поэтому, поступив на юрфак, решил, что обязательно пойду параллельно учиться в театральный вуз. Приезжая в Москву на игры КВН, помню, бродил под ГИТИСом и ВГИКом. Мои любимые актеры окончили именно эти институты, и я хотел ходить по тем же аудиториям, сидеть за теми же партами, что и они.

Через знакомых, появившихся благодаря КВН, начал интересоваться, как поступить в театральный. Учиться заочно на актера бессмысленно, поэтому понимал, что получить эту профессию у меня наверняка не получится. И я стал узнавать об условиях поступления на режиссерский (режиссура мне также нравилась), но во ВГИКе в то время не было заочной режиссуры. И все мои надежды, связанные с театральным будущим, на этом рухнули.

И вы всю свою энергию направили на КВН?

— Да. Уже на первом курсе института наша команда была полуфиналистом профессиональных игр КВН, которые организовывал Масляков.

Вы целенаправленно решили сделать карьеру в Клубе веселых и находчивых?

— Ничего такого не было. Единственное, что меня всегда прельщало в КВН, — то, что это соревнование. Вообще любое творчество, построенное на состязании, мне всегда было интересно. Это внутреннее ощущение борьбы, воина, некий максимализм, неважно, какие положительные и отрицательные черты за этим скрываются. КВН пробуждал во мне только этот интерес. Ну и, кроме того, он давал большой опыт. Я решил: если не могу окончить традиционный институт — значит, окончу КВНовский. Этот путь будет дольше, но не менее эффективен.

Где студенты из Кривого Рога в смутные 1990-е доставали деньги для поездок на игры Клуба?

— А у нас денег практически не было. Наша команда «95-й квартал», наверное, была самой бедной в истории КВН. По крайней мере, самой бедной среди команд тех сезонов, в которых играла. Мы питались тем, что привозили из дому: салом, картошкой, ездили на ВДНХ за Мивиной. Готовили на электрической плите прямо в гостиничном номере, поэтому часто возникали скандалы из-за того, что срабатывала пожарная сигнализация, когда мы, например, жарили картошку.

Мы просили деньги у криворожской мэрии, и чуть-чуть она давала. Но практически все команды приезжали на игру с бюджетом $30 тыс. Эта сумма считалась нормальной для того, чтобы большой коллектив смог заплатить за проезд и две недели проживания в Москве, получить суточные. Наш же бюджет (до сих пор помню эту цифру) составлял $1,8 тыс. Вот такая была разница.

Вы чувствовали себя ущербными на фоне более обеспеченных команд?

— Никогда. Так как не понимали, что такое иметь бюджет $30 тыс.

Ваша популярность росла — значит, увеличивался и размер гонораров?

— Во время членства в КВН мы зарабатывали только за счет гастролей, которые устраивал АМиК. Их было достаточно много, чтобы мы почувствовали себя увереннее. Но на самом деле у нас были низкие гонорары. С 1995 по 2003 год максимально за концерт мы получали до $600 на всю команду, а порой и 200 грн.

Но вы же еще халтурили?

— Нет! Ничего не проходило мимо АМиК! Если нам предлагали какую-то халтуру, мы давали номер телефона АМиКа, и заказчик, даже если он находился в Кривом Роге или Киеве, уже с Москвой договаривался о нашем участии. Нам от этого заказа доставалась небольшая часть.

Но вы же могли не ставить в известность Маслякова…

— Мы никогда не вели себя непорядочно. Да и команды, поступавшие так, исключали из гастрольной деятельности КВН.

Вы убеждали Александра Васильевича увеличить размер гонораров?

— Слушайте, мы были мальчишками. Но мы так любили это все! Вы себе не представляете. Это страшная была любовь. Поэтому что там было заявлять или спорить — мы получали удовольствие. Кроме того, мы не были готовы становиться обеспеченными. То есть нам хватало на то, чтобы повести любимую девушку в кафе, купить когда-никогда новую вещь и отметить всей командой Новый год и еще какие-нибудь праздники. Нам больше и не надо было. Да и выросли мы в семьях, где на широкую ногу никто никогда не жил. И из КВН ушли вовсе не из-за финансовых притязаний.

А из-за чего?

— Во-первых, мы отдали КВН 8 лет, и, наверное, наступил некий критический момент, когда уже не могли продолжать играть в том же духе. Во-вторых, нужно было увеличивать бюджеты на игру, поскольку все росло в цене. Кроме того, АМиК начал собирать взносы за игру. Для нас как не самой богатой команды это были серьезные деньги. В-третьих, КВН изменился. Мы все в команде были из одного города, и относилиськ КВН как к очень серьезному хобби, которое занимало все наше время в ущерб работе, учебе и финансам. Мы были единым целым. А КВН стал коммерческим. Команды превратились в сборные, формировались из лучших актеров разных городов, привлекались менеджеры, которые могли на уровне государства договориться о спонсорстве. Это был уже настоящий шоу-бизнес. Но мы находились вне его, остававшись всего лишь фанатами Клуба веселых и находчивых. Кроме того, нам не хватало воздуха. Мы творчески росли, а нам говорили, что существуют некие рамки, нам казалось, что мы сильные, а к нам относятся недостойно, несправедливо. У меня сегодня к Маслякову (я его не видел миллион лет) никаких претензий нет. Просто мне запрещали сниматься в других проектах. А меня не устраивает, когда мне говорят «нельзя». Поэтому мы развернулись и ушли.

Но вы же сейчас занимаетесь шоу-бизнесом.

— Да, но мы остались теми же, прежним коллективом с первоначальным костяком. Мы сейчас пишем и показываем то, что сами считаем смешным, а не то, что выбрали из того, что мы написали. Понимаете разницу?

Что вам мешало оставаться клубом среди сборных?

— Невозможно было конкурировать. Тогда в КВН было 30 топовых авторов, которые за деньги писали для разных команд. Это была нормальная практика, но мы не могли ей противостоять. Потому что, несмотря на то что входили в число этих авторов, остальные 27 писали против нас.

Вы не хотели или не могли сотрудничать с остальными 27?

— Поскольку мы считали себя клубом, а не сборной, то, конечно, не хотели. Но, честно вам скажу, понимая сейчас, сколько здоровья тратили они и сколько мы, если бы у нас тогда были деньги, наверное, привлекали бы и их. Так что желания большого не было, а возможности — и подавно. Наш бюджет на одну игру для всей команды за 8 лет никогда не превышал $5 тыс. Мы не зарабатывали больше рабочих на заводе.

Но вы же стали известной командой. Ваши менеджеры не умели продавать?

Владимир Зеленский
Толчок к размышлению

— Команды финансировали муниципалитеты или государства: команду Казани поддерживал весь Татарстан, казахов — правительство Казахстана и т. д. Частники помогали, но меньше. А мы были единственной нестоличной командой. Киев нас не поддерживал. В Кривом Роге сложно было найти спонсора с серьезным финансированием. Кроме того, мы не очень представляли, что такое PR, реклама, договор. Все изучали на практике. Поехали на гастроли в Сибирь. Дали 14 концертов — ни за один из них нам не заплатили. Вот такие мы были менеджеры. Полмесяца там проторчали — каждый день был концерт, еле оттуда вернулись за последние гроши.

После вашего ухода из КВН Масляков или АМиК пытались помешать вам стать самостоятельной творческой единицей?

— Нет доказательств — нет обвинений. Но слухи о том, что он прибегал к подобным действиям, ходили.

Став профессиональным игроком КВН, вы перебрались жить в Москву?

— Да. Я писал сценарии другим командам КВН, для корпоративных праздников, телепередач, концертов и т. д. Мне было все равно, что писать, я умел это делать. Но был больше востребован как постановщик номеров команд. Перебрался в Белокаменную и работал исключительно в индустрии развлечений только я. Остальные ребята, помимо КВН, еще где-то трудились: например, в компьютерном клубе, наша актриса Елена Кравец вообще была директором McDonald`s в Кривом Роге. Для них Клуб веселых и находчивых был хобби.

А вам юристом пришлось поработать?

— Перед получением диплома прошел практику. И все.

Почему же вы не остались в Москве?

— Во-первых, я был гражданином Украины, а в Москве в то время ужесточили визовый режим. Меня останавливали на улице — проверяли паспорт. Кроме проблем с пропиской, было и много других бытовых неурядиц. Во-вторых, меня не прельщала самостоятельная карьера. Я хотел делать шоу-проект с людьми, которых люблю. В столице России в то время это было невозможно. Нужны были связи, люди, которые тебя порекомендовали бы, хотя бы сказали кому-то, что ты не хуже других. И в-третьих, мы получили предложение от Александра Роднянского провести концерт в Октябрьском дворце из наших лучших номеров и сделать для канала «1+1» телевизионную версию. Мы придумали историю, позвали звезд — именно тогда, по сути, был придуман формат нынешнего «Вечернего квартала».

Почему же вскоре вы перешли на Интер?

— Когда с «1+1» мы сняли третий концерт, Роднянский уехал в Россию руководить СТС. Полгода с нами никто не выходил на связь. Я часами просиживал под кабинетом руководства компании «1+1», которое не могло нас принять из-за отсутствия времени. И мы обратились к телеканалу «Интер», который нас с удовольствием забрал.

Кто является владельцем «Студии Квартал-95»?

— Четыре партнера: я, братья Шефир, с которыми мы вместе еще со времен Кривого Рога, и Андрей Яковлев, руководитель киноотдела.

Почему не вся команда?

— Потому что три основных партнера — братья и я — все это де-факто придумали и реализовали. Все четверо, они же руководители Студии, являются ключевыми фигурами всех направлений деятельности компании, ее ведущими звеньями. Но прибыль компании распределяется между всеми ее сотрудниками.

Кто-то из команды хотел когда-нибудь занять ваше место?

— Мне кажется, нет. Вот по этому поводу у нас конфликтов не было.

Как вы управляете такими сложными людьми — актерами?

— Скорее всего, только благодаря собственному авторитету. Мне всегда есть что кому сказать. К сожалению, не считаю себя очень хорошим менеджером. Это точно. Например, потому что рассеян. Но мне приходится заниматься административными вопросами.

Еще вы признавались, что не умеете рационально тратить деньги.

— Свои собственные — не компании. Я в другую сторону их трачу. Но, наверное, поэтому окружающие и не хотят, чтобы я менялся, не метят на мое место.

Как же с такими недостатками руководителя вашей Студии удается быть успешной?

— Мне кажется, что мы не просто трудимся, а пашем, как тракторы, выполняя огромнейший объем работы. Из-за чего такие вещи, как неправильное распределение денег, перерасход средств, незапланированные траты, становятся незначительными факторами.

Сколько Интер платит вам за «Вечерний квартал»?

— Отвечу так: это самая дорогая развлекательная передача на этом канале.

Почему вы свернули «Квартал» в России?

— Три года назад мы сняли 12 передач для канала «ТВЦ». Договорились, что также смонтируем их, как это происходит с «Вечерним кварталом» в Украине (Интеру мы отдаем уже готовую кассету). Но когда увидели первую передачу, которая, как оказалось, была перемонтирована, опешили. Были вырезаны все фразы о политике, сексе и алкоголе. Мы возмутились — нам сказали, вышла какая-то ошибка, ждите второй программы. Вышла вторая — то же самое. Мы не хотели выглядеть, как юный Аншлаг, поэтому разорвали договор. А остальные наши программы ТВЦ уничтожил, разбив их на пятнадцатиминутки и пустив в эфир в таком виде.

Но рассчитались с вами?

— Мы делали это не ради денег — очень хотели, чтобы наши программы увидели и в России. И все. Мы получили за эти передачи минимум: нам оплатили проживание и питание в течение двух месяцев в Москве. Гонорар за 12 программ был меньше, чем нам платят в Украине за одну. Нас не это интересовало — мы работали на перспективу, воспринимали эту работу как промоушен.

Какой проект финансово успешнее: Comedy Club или «Студия «Квартал-95»?

— Конечно, Comedy Club, если говорить в целом об этом проекте. В силу того, что они в Москве, они везде. Наш рынок узкий. Но украинская версия Comedy Club, конечно же, глобально провальнее Студии. Это несоизмеримые бренды.

Подобно Comedy Club вы взялись за производство полнометражного кино. Что это за проект?

— Сняли фильм «Любовь в большом городе» — лирическую, семейную комедию (этот жанр нам ближе всего) о наших людях, которые живут в Нью-Йорке. Бюджет картины — около $6 млн. 5 марта он будет показан во всех кинотеатрах стран СНГ. Идея, сценарий наши, а продюссируем киноленту совместно с российской компанией «Леополис». Она нас сама нашла — в СНГ беда со сценариями. Поэтому, кстати, я не очень переживаю из-за мирового кризиса, ведь как минимум наша компания умеет профессионально писать киносценарии. Мы предложили россиянам сначала один сценарий, они прочитали его — им понравилось, спросили, что еще есть. Показали второй — этот, сказали они, вообще 100% берем. Этой киноработой мы хотим доказать, что можем снять ленту лучше, чем «Самый лучший фильм».

Летом совместно с ICTV сняли телевизионную комедию — она почти готова, сейчас идет процесс озвучивания. С этим же каналом начали работать еще над одной полнометражкой.

На самом деле мы ведь давно пишем кино, просто раньше у нас не было финансирования. Конечно, хотим снимать кино — нам это очень нравится. Но в России 800 или 900 кинотеатров, а в Украине в 10 раз меньше. Поэтому снимать кино только для Украины невозможно, хотя поучаствовали бы в тендерах на съемки фильмов за государственные деньги.

 

Персона

Владимир ЗеленскийВладимир Зеленский родился25 января 1978 года в Кривом Роге

Образование: окончил юридический факультет криворожского филиала КГУ им. Т. Г. Шевченко

За что стыдно: за опоздания

Чем гордится: семьей

Хобби: смотреть кино

Жизненное кредо: хорошее настроение

Последняя прочитанная книга: сценарий к фильму «День святого Валентина» авторства «Студии Квартал-95»

Компания

«Студия Квартал-95» созданав 2003 году на базе творческого коллектива команды КВН «95 квартал»

Количество работников: 50 человек


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?