Главная Журнал Власть Как советский эмигрант стал олигархом в Канаде
Как советский эмигрант стал олигархом в Канаде E-mail
06.06.2010 11:31

%u0420%u043E%u0441%u0442%u0438%u0441%u043B%u0430%u0432 %u041A%u0438%u0441%u0438%u043B%u044CСоветский эмигрант Ростислав Кисиль с нуля выстроил в Канаде транснациональную финансово-промышленную группу.
В интервью
Контрактам Ростислав Кисиль, президент и председатель наблюдательного совета ФПГ «Росан», рассказал о том, что:
1) сделал недостатки конкурентов своими преимуществами
2) для украинцев за рубежом его компания то же самое, что для американцев Coca-Cola или McDonald’s
3) советские эмигранты обычно пересылают родственникам в Россию и Украину одежду, так как цены в странах СНГ на нее вдвое выше, чем за рубежом
4) все ниши в бизнесе Канады уже заняты.

Ольга ШВАГУЛЯК-ШОСТАК, Фото Владимира ПЕСЛЯКА, Контракты


Как вам удалось стать миллионером?

— Оказаться в определенное время в определенном месте с определенной идеей — одно из условий успеха. Мне это удалось. Хотя я — типичный продукт советской системы: инженер из семьи сельских интеллигентов, окончил школу с золотой медалью, техникум — с отличием. Был комсомольским вожаком и неформальным лидером как в школе, так и в институте. На эту «системность» наложилась также здоровая национальная генетика: мой отец и его родной брат имели предпринимательский дар и, безусловно, немного фарта. Мне его досталось  чуть больше, чем родственникам.

С какой суммой в кармане вы в 1988 году улетали в Канаду?

— Денег совсем не было. Тогда доллар в кармане был преступлением, а я очень хотел перелететь через океан без приключений. Отправился в Канаду с одной целью: посмотреть на пузатых капиталистов-эксплуататоров и привезти домой подарки от дяди Степана. Но там за четыре недели мое мировоззрение вдруг перевернулось вверх ногами. Это произошло после того, как благодаря дяде, активному и авторитетному в диаспоре человеку, главе КУК (Конгресса украинцев в Канаде) в Ошаве, недалеко от Торонто, я посетил националистические собрания. Там говорили о духовных ценностях: независимой Украине и желании помочь материально своим родным в советском государстве.

Ростислав Кисиль —  Большую часть жизни приходилось проводить в дороге


Как это практически можно было осуществить, ведь еще существовал Советский Союз?

— Дядя к тому времени уже работал по проверенной схеме. Представители диаспоры давали ему доллары для родственников в Украине. Степан Кисиль через надежных партнеров, у которых в Советском Союзе и Европе был бизнес, конвертировал их по принципу взаимозачета в рубли, то есть физически деньги не пересекали границу. Партнеры на местах покупали за эти средства продукты или вещи для адресатов-родственников и затем развозили их по Союзу. Тогда доллар к рублю обменивали по курсу 1 к 3. Дядя, занимавшийся этими операциями, оставлял себе честно заработанные комиссионные — один рубль. Когда я узнал от него об этой схеме, понял, что могу сделать и лучше, и эффективнее.

И что вы в ней усовершенствовали?

— Увеличил ее масштабы. Когда отправился в Канаду, коллеги посоветовали купить компьютер. Потому что если за океаном в это чудо техники вкладывался один доллар, то после продажи компьютера в Москве он превращался в 12 рублей. Это обещало сверхприбыль. Тогда у дяди как раз накопилось $10 тыс., которые он готовился передать в Союз через свою конвертационную схему. Дядя должным образом оценил мой усовершенствованный вариант и предложил мне эти $10 тыс. по «семейному» курсу 1 к 5. Счастливый, я купил на эти деньги шесть компьютеров и отправился в Москву. Но, к сожалению, первый блин вышел комом. Когда в конце февраля 1988 года с этим драгоценным грузом прилетел в Шереметьево, советская таможня арестовала мою технику. В страну разрешено было ввозить только один компьютер. В тот день я окончательно разлюбил остатки «развитого социализма» и стал убежденным рыночником - националистом :) .

Вы подарили эти компьютеры таможне?

— Нет. В Канаде тогда было несколько структур, имевших официальный карт-бланш на пересылку в CCCР определенных вещей. Дядя по моей просьбе договорился с этими предприятиями, уплатил налог, и я смог забрать задержанные компьютеры. Но эта процедура растянулась на целых 5 месяцев. Драгоценное время было потеряно.

Как же оправдывались перед родственниками канадцев, ждавших деньги из-за океана?

— Я был в отчаянии. Личных доходов не было. Вернувшись из Канады, ушел с перспективной должности начальника участка строительного управления, оставив на работе главный документ строителя социализма — трудовую книжку, с помощью которой меня и хотели удержать на предприятии. Чтобы спасти репутацию перед канадцами и вернуть 40 тыс. рублей, пришлось искать кредиторов, которые бы одолжили мне эту сумму. Знакомые посоветовали обратиться в кооператив «Сервис», занимавшийся продажей и обслуживанием оргтехники. Я искренне рассказал о своей проблеме, нарисовал оптимистичные перспективы канадско-совесткого бизнеса, и владельцы «Сервиса» дали мне нужную сумму авансом. Но при условии, что я затем продам им компьютеры по курсу не 1 к 12, а 1 к 8.

В последующие месяцы мы работали по дядиной схеме, но улучшали ее прибыльность благодаря компьютерной составляющей. Степан Кисиль переводил деньги в Европу, там на них мы приобретали оргтехнику, доставляли ее в Союз и продавали из расчета 1 к 8-10, потом отдавали деньги родственникам канадцев по курсу 1 к 4-5, а свой остаток пускали в развитие бизнеса.

В Канаде к тому времени насчитывалось не менее десяти фирм, предоставлявших аналогичные услуги и работавших на рынке много лет. Но в их бизнесе были слабые места: они выполняли заказы в течение 3-6 месяцев и не имели в Украине постоянных структур, которые принимали бы почтовые отправления. Эти недостатки канадских почтовых операторов я и сделал своими главными преимуществами. Предложил клиентам молниеносный сервис: выполнение заказов до трех дней. В то время не было ни факсов, ни интернета, так что мы формировали письменный заказ и передавали информацию телетайпом. В соответствующем месте ее принимали и воплощали в деньги или товар.

Но из-за таких полутеневых по тогдашним меркам операций мы находились в зоне постоянного риска. Поэтому в 1989 году двое владельцев «Сервиса», дядя и я решили создать совместное советско-канадское предприятие «Мост», которое официально переправляло бы товары и деньги из Канады в СССР. В 1989-м подали документы на регистрацию первого в СССР советско-канадского СП «Мост». Процесс был как первые роды — трудным и продолжительным.  Регистрировали предприятие  мы в Москве. Всех соучредителей «Моста» проверяли до десятого колена, так что необходимые документы мы получили через год. А в довесок — полковника КГБ, которого органы закрепили за нами. Слава Богу, он был нормальный. Не вмешивался в работу нашего предприятия и был эдаким внештатным членом правления, функции которого сводились к нечастым визитам на «Мост», чтобы посмотреть, чем мы занимаемся. Параллельно за океаном было создано одноименное канадское предприятие.

Зачем вам понадобились партнеры в этом априори выгодном семейном деле?

— Они всегда могли подстраховать почтовый бизнес наличными, которые зарабатывали на других сделках.

Почему потом вы ликвидировали «Мост», ведь можно было ограничиться только выходом из него партнеров?

Ростислав Кисиль— Тогда наше СП было антигероем некоторых газетных публикаций. СМИ писали, что «Мост» занимается спекуляцией и валютными операциями. Масла в огонь подливали обвинения якобы в родственных связях нашего предприятия с медиахолдингом Гусинского «Мост-Медиа», основанным в это время в России. Поэтому, закрыв «Мост», я одним выстрелом убил трех зайцев: избавился от отрицательного имиджа, партнеров и условного контроля со стороны органов безопасности. Партнеры со своей стороны не против были расстаться. Советско-канадский бизнес раскручивался тяжело, а были и более выгодные направления деятельности. Например, мы также закупали пшеницу в Казахстане, перерабатывали ее на Львовском ликеро-водочном заводе и экспортировали готовые спирт и водку в Россию. С партнерами разошлись полюбовно: я ушел из зернового бизнеса, в котором имел 25%, а они — из советско-канадского. Дядя, которому к тому времени исполнилось 64 года, также отошел от дел.

Когда вы остались «одним в поле воином», что в первую очередь сделали?

— Расставание с партнерами лишило меня финансовой поддержки. Я мог развивать бизнес настолько, насколько позволяла сумма, «инвестированная» в него диаспорой. Поэтому первой моей задачей было вместо одного агента в лице родного дяди создать сеть партнеров по всей Канаде, которые принимали бы деньги и заказы от украинцев-канадцев. Ради этого я на три месяца отправился за океан.

В соседних с Торонто городках нашел предпринимателей, у которых был свой бизнес: магазины, турбюро и т. д., и соответственно постоянная клиентура. Причем это были не просто коммерсанты, а лидеры украинской общины, иначе к ним не пошли бы люди. У партнеров также был интерес к нам: возможность предоставлять дополнительную услугу, которая привлекала бы к себе новых клиентов. Агентские филиалы создавались мною часто, быстро и в большом количестве. Приоритетными были города с более тысячей клиентов или хотя бы одной украинской церковью. Но поскольку я был новичком в Канаде, в этих переговорах часто решающим аргументом становился авторитет моего дяди, которому люди верили и доверяли. Агенты получали 10-15% комиссионных от суммы заказа, в то время как я — свыше 20%. Однако и график работы был очень тяжелым: несколько месяцев я работал в Канаде, а несколько — в Украине. Когда же сеть уже была сформирована, в 1992 году зарегистрировал украинско-канадское СП «Росан».

 

Изменилась ли у вас технология работы вследствие такой реструктуризации?

— Новые предприятия сосредоточились на выгодной каталоговой торговле. Продукты питания, одежду, технику диаспора могла заказывать для своих семей по каталоговым реестрам. Особенно актуальными были продуктовые наборы, потому что тогда в странах СНГ, кроме морской капусты и кильки, в магазинах ничего не было.

А если канадец, к примеру, хотел подарить родственнику, скажем, «девятку»?

— Привозили мы их непосредственно из Канады. Эти модели там стоили почти вдвое дешевле, чем в СНГ, потому что ВАЗ хотел присутствовать на канадском рынке даже ценой невероятного демпинга на свои неконкурентоспособные автомобили. Тогда было золотое время для бизнеса: понятия «растаможивание» не существовало как такового, в правовом поле царил хаос. Усилия законодателей прежде всего направлялись на создание государственных документов и только потом на налоговые законы. Таможенные ограничения начались только в 1993-1994 годах.

Новым правилам игры, наверное, лучше соответствовало гражданство Канады, принятое вами?

— Причина не в этом. До 1995 года я был гражданином Украины и ездил в Канаду по рабочей визе. Жил и работал в дороге. У меня была тяжелая жизнь. В Канаде садился в автомобиль, ехал в США, находил там агентов, возвращался в офис, потом самолет и в Украину. По этому графику можно было бы жить и дальше, если бы не моя семья. Дети уже достигли школьного возраста. А если вы в Канаде визитер, ваши чада в школу там не пойдут. Я должен был подавать документы на получение статуса эмигранта.

Быстро получили его?

— Нет. Процедура растянулась на несколько лет — теперь меня проверяла уже канадская служба безопасности. Ей было непонятно, как эмигрант из Союза за год раскрутил бизнес, который достиг оборотов в десятки миллионов долларов.  Естественно, в украинской диаспоре было много «доброжелателей», писавших на меня доносы в соответствующие инстанции, обвиняя в использовании коммунистических денег и связях с КГБ.

Какие самые большие ошибки вы допустили при создании почтового бизнеса?

Ростислав Кисиль— Все надо было делать агрессивнее, интенсивнее и быстрее. Мешали сомнения и нерешительность: делать или не делать? Поэтому сеть агентов формировалась очень долго. Необходимо было этот процесс ускорить, тогда отдача могла быть быстрее, а значит, и больше. В 1994 году СП «Росан» укрепило свою позицию на рынке новым видом услуг — денежными переводами. Эта деятельность в Канаде и США очень строго лицензируется. Чтобы получить на нее разрешение, в каждом штате, где работаешь, нужно иметь статус финансового учреждения. А это означает обязательный строгий мониторинг каждые три месяца за нашей деятельностью со стороны финансовых учреждений соответствующих штатов, большой бонд в банке каждого штата (они разные: от $100 тыс. до $l млн), ежегодный аудит-контроль и положительное сальдо.

В России и В Украине такие «почтовые» требования либеральнее?

— СП «Росан» было законодателем моды — первой частной компанией в Украине и одной из первых в России, получившей почтовую лицензию. Мы помогали перенести западный опыт в существующие реалии и работали над созданием законов, в частности «О частных почтовых операторах».

Как вы выдерживаете конкуренцию с такими компаниями, как Western Union?

— У нас есть локальная сеть представительств, также используем гибкие маркетинговые ходы. Например, если в определенных городах у нас нет сильного агента, а Western Union там рекламируется по более низким тарифам, тогда уменьшаем цену. Поэтому в одних регионах мы дешевле, чем Western Union, а в других — дороже.

На какой рейтинговой позиции в вашем почтовом бизнесе сегодня располагаются денежные переводы?

— По оборотам — на самой высокой, а по доходности лидируют международные почтовые отправления. Ежегодно через нас проходит более 700 тыс. таких заказов.

А что чаще всего пересылают?

— Преимущественно одежду, поскольку цены на нее в странах СНГ вдвое выше. Мы передаем посылки из рук в руки: забираем за рубежом в своих представительствах и на собственном автотранспорте доставляем в определенное место, грузим в большие машины, проходим таможенное оформление, привозим и вручаем адресату. С 2005 года наша фирменная сеть, аналогичная канадской или американской, работает в 6 европейских странах, где есть украинские гастарбайтеры последней, четвертой волны. Так, среди украинцев за рубежом торговая марка «Мост» не менее популярна, чем Coca-Cola или McDonald’s для американцев. По объемам денежных переводов из Америки и Канады мы занимаем вторую позицию в СНГ после Western Union (за год через нас проходят десятки миллионов долларов).

Какая часть бизнеса — канадская или СНГовская — более успешна?

— В Канаде бизнес уже сформирован и работает на прибыль, в странах СНГ — на стадии развития. Наша цель — не извлекать прибыль, а капитализировать ее. Например, из Росан-Пака никогда не забирали ни одного доллара, из Росан-Агро — тоже. Это те виды бизнеса, в которые рано или поздно придет (в Росан-Агро уже пришел) стратегический инвестор. Сейчас я занимаюсь только новыми направлениями бизнеса, которые мы начали в последние годы и инфраструктурно развиваем. Одна из главных моих задач — укрепить их квалифицированными менеджерами.

Есть ли сейчас в Канаде ниши, которые еще можно использовать для быстрого и успешного  бизнеса?

— Почтовый рынок фактически занят «Мостом». Кроме основного, почтового бизнеса, он объединяет продуктовые магазины и энтертейнмент, который включает в себя фестивали, концерты, дискотеки, шоу-программы, ночные клубы, медиа. Три года назад «Мост» создал общественную организацию «Четвертая волна», которая помогает новым эмигрантам адаптироваться и интегрироваться в рынок. Я не знаю, что еще можно придумать.

 

Персона

Ростислав КисильРостислав Кисиль, владелец финансово-промышленной корпорации «Росан»

Родился 15 марта 1960 года в с. Голышев Жидачивского района Львовской области

Образование: окончил Львовский политехнический институт (1984 год) по специальности «инженер-строитель»

Чем гордится: тем, что создал крупную международную корпорацию

За что стыдно: за разлуку с семьей, которая осталась в Канаде — лучшей для жизни стране

Кредо: быть нужным людям

Хобби: работа, эзотерика, горы, путешествия, подвижные виды спорта

Последняя прочитанная книга: Робин Шарма «Монах, который продал свой «Феррари»

Заработная плата: $200 тыс. в год

Компания

ФПГ «Росан» объединяет 18 предприятий: почтовый оператор «Росан», КУА «Росан-Капитал», ИК «Росан-Инвест», таможенно-лицензионная компания «Росан-Глобал», строительная компания «Росан-Строй», оператор доставки малогабаритных грузов «Мост-Экспресс», компания пассажирских перевозок «Мост-Европа-Туринг», туристическое агентство «Мост-Тур» и др.

Количество работников: 2 тыс. человек

Доход за 2009 год: более $150 млн


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?