Главная былое Борис Колесников: О чем Ринат Ахметов договаривался с президентом
Борис Колесников: О чем Ринат Ахметов договаривался с президентом
28.11.2007 18:02

В интервью бизнесмен-депутат Борис Колесников рассказал о том, что:

1) регионалы не будут работать в чужом Кабмине

2) госгарантии и СЭЗ — это вчерашний день

3) Виктор Янукович не навещал его в СИЗО

4) играл в футбол с Ринатом Леонидовичем

 

Наталия Гузенко, Контракты

Жребий брошен

Правда ли, что за вхождение части НУ—НС в коалицию с Партией регионов и Блоком Литвина регионалы пообещали Виктору Ющенко переизбрать его на второй срок в ВР?

— Неправда, я даже не знаю, откуда такие домыслы. Сложно представить, кто из наших мог бы зайти к президенту с таким предложением.

К примеру, Ринат Ахметов; известно же, что именно его договоренности с Виктором Ющенко сделали возможными внеочередные парламентские выборы. Разве тогда не договаривались о создании широкой коалиции?

— Вопрос о формате коалиции весной не стоял. Во время подготовки к досрочным выборам дискутировали об обстановке, сложившейся в стране, и рассматривали возможные модели Конституции. Частные вопросы тогда не обсуждали.

Почему же в таком случае регионалы, достаточно резко критиковавшие указы о роспуске ВР, пошли на внеочередные выборы?

— Партия регионов не была ни за, ни против — мнения высказывали отдельные народные депутаты, которых мы не ограничиваем в словах. Весной кризис был таким глубоким, что все понимали: без выборов не обойтись. Мы, правда, хотели, чтобы они состоялись в конце октября, чтобы все политические силы могли провести эффективные кампании, но нам этого добиться не удалось: выборы провели на месяц раньше, и предвыборная кампания, начавшаяся в августе, прошла сумбурно, что сказалось на результатах.

Ответьте прямо: возможна широкая коалиция или нет?

— В Украине возможно все. Мы выиграли выборы и готовы сотрудничать со всеми, кто разделяет наши принципы. Как победившая партия мы не хотим ходить и кому-то что-то предлагать. Мы, как и многие, хотим либерализации экономики и разумной социальной политики, однако с тем же НУ—НС расходимся во взглядах на неэкономические вопросы, например, о статусе русского языка. Я не считаю, что украинский язык будет уничтожен, если русский станет вторым государственным. Между прочим, половина населения нашей страны — русскоязычная, Россия — крупнейший потребитель украинских товаров и услуг, ее бизнес-интересы хорошо представлены в Украине, с россиянами нужно сотрудничать и учить этому наших детей. Еще один проблемный вопрос — НАТО. На мой взгляд, в этом плане следует провести аудит, выяснить, нужен ли нам внеблоковый статус, а не спешить с решениями, поддаваясь сиюминутным соблазнам... Не исключаю, что в случае создания коалиции с НУ—НС решение такого рода вопросов придется отложить.

С кем из НУ—НС вы сейчас договариваетесь?

— Официальных переговоров не было и нет, были разговоры на личном уровне — депутаты же дружат друг с другом...

С кем регионалы особенно дружны?

— Поймите меня правильно: нам по большому счету все равно, состоится широкая коалиция или нет. Если парламентское большинство объединит Украину и даст ей возможность развиваться — хорошо, если же создатели коалиции просто зададутся целью поделить портфели, мы в этом процессе участвовать не будем. Нас не интересуют посты в Кабмине, если мы будем в оппозиции. Нам делали такого рода предложения, но они противоречат принципам сосуществования коалиции и оппозиции. Проще контролировать власть через парламент, не будучи ответственными за действия чужого правительства.

В 2005-м Виктору Януковичу не дали сесть в президентское кресло, в 2007-м Виктор Ющенко распустил ВР, сейчас вы снова рискуете не попасть во власть. Откуда у регионалов столько терпения?

— С терпением у нас пока все в порядке. Но все-таки очень хотелось бы, чтобы Конституция приобрела понятную форму и мы знали, на что можем рассчитывать в тех или иных случаях. А вообще решения отдельных политиков не должны определять все и вся. Ведь радикальные действия предпринимают, когда нет реальных достижений. У Украины нет конкурентных преимуществ, никто не ответит на вопрос, чем наша страна интереснее для инвесторов, нежели, к примеру, Венгрия или Чехия. Верховенства права в Украине нет — на основании решения районного суда любой бизнес может быть отобран, налоги у нас самые высокие среди стран Восточной Европы... Так государство еще и политические риски повысило!

 

Два в одной

И Ринат Ахметов, и вы в последнее время много говорите об отделении бизнеса от власти, выступая за отмену точечных преференций, в том числе и при продаже объектов госсобственности. Обсуждали ли вы эту тему, к примеру, с собственниками группы «Приват»?

— Многим понятно, что на самом деле очень плохо, если хороший финансовый результат достигается политическими методами... Еще Рузвельт говорил, что нет разницы, кто управляет правительством, — деньги или бандиты. Плохо, когда бизнесмены используют власть в своих целях, однако без предпринимателей трудно представить законотворческий процесс. К примеру, того же Кучму часто ругают за ошибки, но мне кажется, что он совершил бы их значительно меньше, если бы у него был бизнес-опыт, а не просто советская бюрократическая школа производства... Главное, чтобы бизнесмены, будучи во власти, помнили, что завтра в их креслах могут оказаться конкуренты. Возможно, тогда бизнес не будет использовать админресурс в своих интересах.

Вы верите в то, о чем говорите?

— Я знаю, что крупные украинские бизнесмены не нуждаются в преференциях. Тот же Ринат Ахметов говорит об этом постоянно. Парламент должен выписать законы таким образом, чтобы предотвратить возможность предоставления точечных преференций. Вопрос в том, как это сделать?.. Мы, к примеру, не можем поручить МВД доработать наш УК, иначе в стране будут только милиционеры и подозреваемые. Ведь милиционеры в Украине живут, руководствуясь сталинскими принципами. И не только сотрудники МВД, а и ГНАУ, СБУ, УБОП, прокуратура, в общем, с экономическими преступлениями у нас в стране борются все... Систему нужно реформировать и объединить борцов в одну службу.

На чем будут зарабатывать Азаров, Табачник, Толстоухов, Богатырева, если бизнес не будет нуждаться в политической поддержке?

— Я не знаю ни одного факта, подтверждающего, что эти люди зарабатывали на торговле льготами. Да, тот же Николай Янович не всегда прогрессивен и оптимистичен, но ведь нельзя назначать оптимиста министром финансов Украины — будет дефолт.

Правда ли, что именно Азаров блокировал предоставление госгарантий под кредиты коммерческим предприятиям, восстановление льгот субъектам СЭЗ и другие идеи регионалов?

— Не нужно быть Азаровым, чтобы блокировать госгарантии. Их предоставление — первый шаг к коррупции, потому что никто справедливо не определит, кому их предоставлять. Точнее, тот, кто определит, и будет взяточником... Это всем понятно. Именно поэтому мы приняли решение предоставлять госгарантии только государственным предприятиям, и то в исключительных случаях, когда тот или иной проект (к примеру, строительство дорог, новых газопроводов и т. д.) просчитан на несколько лет... А проект госбюджета-2007, к которому вы апеллируете, готовили быстро, впопыхах.

На самом же деле госгарантии в этом году не раздавали, это факт. Очевидно также, что никто из серьезных собственников не стал связываться с восстановлением льгот по СЭЗ и ТПР... Вообще мне кажется, что даже если бы государство восстановило льготы, это не привело бы к инвестиционному буму. Украине нужно идти не по пути Китая и его СЭЗ, а снижать ставку налога на прибыль до 10%, как это сделала в свое время Болгария.

И такую точку зрения разделяют все промышленники из нашей партии, с которыми я говорил на эту тему. Кстати, Януковичу, как никому другому, интересно, чтобы бизнес работал в нормальных условиях, иначе любой Кабмин не сможет решить социальные задачи и будет политическим банкротом. Крики БЮТ о легкости компенсации средств вкладчикам Сбербанка раздражают даже МВФ. Хотя мы в свое время предлагали сделать это за счет приватизации банка, что вполне логично — распродать имущество банкрота и вернуть долги. За два года, конечно, $26 млрд от приватизации не выручишь, а за 10 лет — вполне реально.

Кто ответственен за провал приватизации в текущем году?

— Инвесторы воздержались от крупных покупок в условиях нестабильности.

Почему президент заблокировал продажу Одесского припортового завода?

— Не знаю, наверное, не было эффективной предпродажной подготовки с целью получить в госбюджет максимально возможные деньги за ОПЗ. Вообще у нас отвратительно готовят объекты к продаже. Например, в России активы не продают, а выводят госпредприятия на IPO, привлекая значительно больше средств... Утрируя, можно сказать, что приватизация в 2007-м была блокирована потому, что коса нашла на камень, — коалиция раздразнила президента принятием Закона о Кабмине и увеличением своей численности, а он в свою очередь инициировал досрочные выборы.

 

Партийные расклады

Вы конкурируете с Виктором Януковичем за пост премьера?

— Это неправда, у Партии регионов есть лидер — действующий премьер, обладающий очень высоким рейтингом доверия, и мы не рассматриваем иных кандидатур на пост премьера. А лично мне больше нравится законотворчество, а не бюрократическая работа. Меня часто критикуют за то, что я подготовил всего два законопроекта. Однако еще будучи главой Донецкого облсовета, я инициировал снижение ставки налога на доходы физлиц до 13%, что частично вывело зарплаты из тени. В этом году я предложил принять закон о свободной конвертации гривни. Считаю, что этого вполне достаточно.

Вы едва ли не единственный член ПР, которого оранжевые посадили в СИЗО после прихода к власти. Почему прославились именно вы?

— Возможно, определенные политики хотели получить чужую собственность и с помощью МВД и прокуратуры сфабриковали дело... Вообще Бориса Пенчука, обвинявшего меня в вымогательстве акций, я впервые увидел на очной ставке, а ценные бумаги, за которые я заплатил $600 тыс., покупали мои юристы. Если бы я был знаком с Пенчуком, никогда бы их не купил... Юрий Луценко смешал все: начал спрашивать, откуда такие деньги у председателя облсовета, не думая, что у меня, в отличие от самого Юрия Витальевича, до прихода во власть был бизнес. Луценко же ничего в этой стране не создал.

А на президента вы не обижаетесь?

— Не обижаюсь, но хочу, чтобы все дела против руководства МВД, злоупотреблявшего служебным положением, довели до логического завершения.

Кто из однопартийцев навещал вас в СИЗО?

— На судебные заседания приходили многие: и Янукович, и Богатырева, и Витренко, а в тюрьму пускали только Татьяну Бахтееву и Юрия Кармазина, который тогда возглавлял специально созданную парламентскую комиссию. Несколько раз разрешили прийти жене с детьми... Вообще, задержав меня, пытались надавить на Ахметова. 1 апреля 2005-го нам предъявили ультиматум: мол, мы должны передать часть акций SCM (а точнее — телеканалов «Украина» и «НТН») и на выборах-2006 включить 20 человек в список ПР. Я отказал и уже 6 апреля был в тюрьме... Хочу, чтобы следствие показало, кто из «любих друзів» давил через Луценко.

Вы сидели в одиночке?

— Нет, постоянно кого-то подсаживали, по-моему, случайных людей.

Давно знакомы с Ринатом Ахметовым?

— Со школьных лет, мы жили в одном районе и вместе играли в футбол.

Как вы попали в политику?

— Было интересно поработать в областном совете, который изначально мне казался органом местного самоуправления, позже выяснилось, что облсовет — часть жесткой президентской вертикали. В партию вступил в 2001-м. Мне импонирует идея развития страны через успех регионов.

Как вам удается совмещать политику и бизнес?

— В оперативном управлении предприятиями я давно не участвую и не лоббирую бизнес-интересы. Луценко провел полный аудит моей деятельности, но, как ни старался, ничего не накопал. 

 

Фото: PHL 


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?