Главная былое Пинзеник: колхоза не будет
Пинзеник: колхоза не будет
06.11.2007 18:21

Экс-министр финансов Виктор Пинзеник рассказал о том, что:

1) суды принимают решенияна основании несуществующих норм

2) все министры являются министрами финансов

3) самое страшное — это последняя бюджетная ночь

4) победителей тендеров будут определять без палат

 

По материалам еженедельника "КОНТРАКТЫ"

 

Кто наконец сформирует парламентскую коалицию?

— Оранжевые. Возможно, к БЮТ и НУ—НС присоединится еще и Блок Литвина, но пока это только предположение. При этом никаких претендентов на премьерскую должность, кроме Юлии Тимошенко, не может быть. Ведь БЮТ и НУ—НС давно подписали соглашение, следуя которому кандидатуру на должность премьера выдвигает политическая сила, которая набирает больше голосов, а кандидат от БЮТ — Тимошенко.

А вы соответственно претендуете на должность министра финансов?

— Не знаю, для меня должность — это лишь способ достичь определенной цели, реализовать планы по развитию страны. Никогда не охотился за креслами, меня интересует только возможность работать и воплощать решения, конечно, в исполнительной власти для этого есть все.

Не потому ли вы решили блокироваться на этих выборах с БЮТ, а не с Порой, как в 2006-м?

— В прошлом году мы до последнего ждали, что оранжевые силы пойдут на выборы вместе, и в определенной мере стали заложниками этого желания — поздно было искать мощных союзников и мы пошли самостоятельно. А с БЮТ нашли немало точек соприкосновения. Хотя понятно, что мы не могли блокироваться с теми, кто сейчас отстаивает целесообразность создания широкой коалиции... Кстати, я работал не только в правительстве Тимошенко, но считаю, что именно оно было самым эффективным.

Вы были радикальным министром финансов: попробовали ликвидировать льготы субъектам СЭЗ, не предоставляли преференций крупным предприятиям и т. п. Чего от вас ожидать, если вы снова возглавите Минфин?

— Полно проблем, которые должны быть решены... Прежде всего нужно залатать дыры в расходах госбюджета, самая большая из них — тендерная система, при которой огромные средства идут не на решение проблем бюджетных учреждений, а в чьи-то карманы. Я буду настаивать на том, чтобы победителей тендеров определяли исключительно по одному критерию — цене. Если удастся провести через Верховную Раду соответствующий законопроект, то лишь это позволит сэкономить около 30 млрд грн. Есть дыры и в доходах, например, те же спецзоны, курс на восстановление которых взяло нынешнее правительство.

Именно через СЭЗ в Украину идет фактически легализованная контрабанда мясопродуктов. Следующая тема — дефицит Пенсионного фонда, который составляет 25%. Ни в одной стране мира эта система не регулируется девятнадцатью законами, как в Украине. У нас много говорят о повышении пенсий, но ведь большинство пенсионеров получают минимальную — 1% от зарплаты за год стажа, вместе с тем представители элиты, живущие по своим законам, получают пенсии в размере 90% от зарплаты.

Это же, мягко говоря, ненормально. Типичная проблема — это, извините, дерибан при возмещении НДС. Также есть масса вопросов, не касающихся Минфина напрямую, но решение которых позволит задействовать огромные средства в госбюджет: в частности, я буду настаивать на том, чтобы лицензии на добычу полезных ископаемых продавали только на открытых аукционах, то же можно сказать и о продаже земли.

В свое время вы не сумели довести до логического завершения ликвидацию льгот субъектам СЭЗ — бизнесмены просто восстановили их на основании судебных решений...

— Я знаю все эти предприятия и в курсе, принимавшихся решений. Я видел даже решение, принятое на основании нормы, которой нет в украинских законах. Лучше бы этот судья сделал ссылку на Русскую правду... Парадокс, но, наверное, нужно записать в каком-то законе отдельную норму, что суды не должны принимать решения, не ссылаясь на действующие законодательные нормы. А вообще нужно менять всю систему власти.

Занимая должность министра, вы тоже об этом говорили, в частности, о том, что Кабмин не имеет достаточных полномочий для этого. При каких условиях, на ваш взгляд, можно найти выход из этой ситуации?

— Во-первых, следует сформировать правительство, которого в стране фактически нет. Хотя на самом деле его функции частично осуществляют органы власти, не имеющие никакого отношения к исполнительной ветви. Например, порядок финансирования расходов, на мой взгляд, не нужно согласовывать с ВР, которая должна утверждать общие параметры соответствующих расходных статей. Понятно, что парламент не должен иметь никакого отношения к перечню дорог, нуждающихся в ремонте, или, например, к формированию наблюдательных советов госбанков. Какое все это имеет отношение к законодательству?.. И этот перечень можно продолжать.

Во-вторых, наши министерства сформированы по отраслевому, а не по функциональному, как должно быть, принципу. Возможно, я кого-то удивлю, но в нашей стране минимум десять министров здравоохранения. Свои медицинские системы имеют Минздрав, Минобороны, СБУ, «Укрзалiзниця»...

И каждое ведомство имеет собственное видение, логику развития и самое интересное — свой бюджет. Почти каждый министр в Украине является министром образования, ведь в составе чуть ли не каждого ведомства есть свои вузы. Вместе с тем все министры являются министрами финансов, ведь все они готовят проекты решений по вопросам налоговой, бюджетной политики...

Весь этот колхоз нужно ломать: вузы подчинить Минобразования, больницы — Минздраву, бюджетные вопросы поручить решать Минфину, ведь нянек в стране хватает, а дети без надзора. Это же как в семье!.. Когда моя жена оставляет ребенка на старшего сына и на меня, я думаю, что за ним присматривает старший, а он играет на компьютере, рассчитывая на отца.

В-третьих, некоторые органы власти в Украине вообще никому не подчинены, фактически они являются мини-правительствами, ведь подчинение правительству — это отсутствие подчинения, поскольку Кабмин — коллегиальный орган, который собирается раз в неделю и не может руководить ведомствами. Например, Госказначейство — парафия Минфина, а Фонд госимущества из единой системы исполнительной власти просто выпадает...

И таких примеров множество. Я считаю, что все учреждения со спецстатусом нужно переподчинить профильным министерствам. Например, ФГИУ, который отвечает за поступление денег от приватизации и деятельности госпредприятий, нужно подчинить Минфину, ответственному за выполнение бюджета. А НАК «Нефтегаз Украины», в свою очередь, — ФГИУ, который якобы руководит пакетами акций госпредприятий...

Разделяют ли ваши взгляды хотя бы коллеги по блоку?

— Я говорю об очевидной логике функционирования власти, о том, чтобы она была эффективной. Это многие понимают. Не могут отвечать все и за все, ведь, во-первых, ответственного не найдешь, во-вторых, дверей столько, что люди не знают, в какие нужно стучать... Впрочем, эти проблемы присущи не только исполнительной власти. Законодательная также иногда существует условно. Законодательные функции в стране подчас полностью перебирает Конституционный Суд, иногда продуцирующий нормы права через толкование Конституции и проверки нормативных актов на соответствие Основному Закону.

Действующими решениями КС заблокированы медицинская, пенсионная реформы. Мы в свое время пытались провести через ВР единый пенсионный закон, чтобы установить верхнюю границу пенсий для избранных, но инициативу признали неконституционной... То есть в Украине есть равные среди равных, решения Верховной Рады не являются законами, а решения Конституционного Суда — окончательными и не подлежащими пересмотру. Иногда законодательные функции выполняют суды общей юрисдикции — в 2006 году мне показывали решение одного суда столицы, который запретил министру финансов проводить служебное расследование относительно действий работника финансовой системы.

Парализован даже институт президента — глава государства может приостанавливать постановления правительства, направляя их на рассмотрение Конституционного Суда. Возникает вопрос: может ли президент выполнять конституционные обязанности?.. Ведь на каждый, извините, чих он должен просить разрешение... На мой взгляд, функции КС нужно передать Верховному Суду, четко ограничив перечень конституционных вопросов, которые могут нуждаться в разъяснениях.

И все-таки, какие условия нужны, чтобы провести структурные изменения в системе власти?

— В некоторых случаях нужно изменять законы, в некоторых — Конституцию, но прежде всего это должны понять политики, формирующие коалицию. Мне кажется, что на определенном этапе лучше бы было, если бы законопроекты готовили не депутаты, а члены правительства. Упаси Боже, я не посягаю на священное право парламентеров принимать законы, но ведь в Украине 450 центров выработки стратегии развития. В таких условиях разработка и одобрение программы деятельности правительства теряет всякий смысл. Функции подготовки и принятия законов нужно разграничить.

Первая должна быть отнесена к исполнительной власти, вторая — к законодательной. На мой взгляд, любая инициатива должна проходить через правительство, без представления которого законопроекты не следовало бы рассматривать. Лишь тогда становится понятной логика действий: одобряется правительственная программа, Кабмин является ответственным за ее реализацию, все законопроекты соответствуют логике и целям программы.

Вместе с тем в Украине существуют страшные парадоксы: например, в системе госзакупок государственные функции выполняет негосударственная организация. Возникает вопрос: зачем тогда государство, если у нас такие мощные общественные организации? Сотни миллионов гривен платежей, имеющие налоговую природу, контролируются негосударственными институтами, которые фактически этими потоками не управляют и не несут ответственности за их распределение.

Такая система была бы понятной, если бы налогоплательщики сдавали средства добровольно, по личному усмотрению. Тогда государство должно было бы разве что установить правила игры, чтобы сделать невозможным обман людей. Но ведь в случае с госзакупками речь идет о налоговых поступлениях, к распределению которых государство оказывается непричастно. Это нонсенс!

Представители Тендерной палаты Украины, о которой вы говорите, прошли в ВР по списку БЮТ. Лично вы обсуждали этот факт с Тимошенко?

— А как это касается системы власти?.. Главное, что в списке БЮТ есть Юлия Тимошенко, которая предложила проект закона о госзакупках, подготовленный Виктором Пинзеником и Сергеем Терехиным. В документе предусмотрено, что победителей тендеров будут определять по ценовому критерию, без тендерных палат. В нашем списке есть владелец АвтоЗАЗа, но ведь мы отменили льготы для автопроизводителей.

Почему вы так стремитесь в исполнительную власть, если в ней все так плохо?

— Еще раз повторяю: для меня власть — не цель, а инструмент развития страны. Да, я вижу проблемы организации власти, в должности министра финансов понимаешь все эти недостатки системы. Я даже накануне парламентских выборов-2006 написал статью на эту тему, чтобы будущая власть могла учесть все эти недостатки, формулируя основы работы коалиции.

Дело же не только в лицах при власти (хотя и это сейчас для Украины важно), а прежде всего в необходимости изменить властную машину. И это желательно делать до формирования власти, ведь трудно изменить правительство, когда оно сформировано. Когда будут назначены шесть вице-премьеров и двадцать два министра, уже ничего не изменишь. Кстати, на мой взгляд, должности вице-премьеров в правительстве лишние, премьеру нужен только один заместитель.

Если вы возглавите Минфин, что сделаете с проектом госбюджета-2008, который уже представлен Николаем Азаровым?

— Выброшу килограмм бумаги и напишу новый проект, как это сделал в 2005-м. В проекте бюджета, который прошел первое чтение в ВР, заложено немало проблем. Во-первых, этот документ не решает ни одной системной проблемы общества, тем не менее учитывает все бизнес-интересы. Во-вторых, на обеспечение всех льгот, заложенных в госбюджет, нужно 70 млрд грн, которых в государстве нет.

Это я говорю без учета госгарантий под коммерческие кредиты, цена вопроса — 1 млрд. Бюджет должен финансировать прежде всего не экономику, а бюджетную сферу. Экономику развивают инвестиции. Например, я не знаю, зачем каждый год закладывают столько денег на финансирование ЖКХ, чем этот бизнес отличается от гостиничного или ресторанного?

Будет ли выполнен бюджет этого года?

— Думаю, да. Запланированный дефицит бюджета — 19,7 млрд грн. Приватизация дала 2 млрд грн поступлений. То есть осталось покрыть еще 17 млрд грн, а это непроблематично, если учесть тот факт, что на счетах правительства сейчас лежат 29 млрд грн. Думаю, все расходы будут выполнены и останется определенный объем денег, неиспользованных, среди прочего, из-за паралича в системе госзакупок. К этому еще нужно добавить, что господин Азаров привлекал чрезмерные внешние заимствования.

Почему вы считаете, что заимствования были нецелесообразны?

— У меня плохое отношение к долгам. Когда я работал министром финансов, предусматривал покрытие дефицита за счет приватизации, а не увеличения долга. В 2006 году, например, дефицит должны были покрыть средства, оставшиеся от приватизации Криворожстали, а занимать нужно было только для удешевления старых долгов...

Кстати, на примере бюджетного процесса наиболее ярко проявляются все недостатки системы власти, о которых мы говорили. Правительство почти не может повлиять на принятие бюджета, хотя является ответственным за его выполнение. Рассмотрение бюджетной резолюции превращается в никому не нужный театральный спектакль. Бюджетная резолюция, первое и второе чтения — и на выходе госбюджет не узнать.

Нужно изменить саму технологию принятия документа, он не должен голосоваться постатейно. Например, статья первая устанавливает доходы в размере 120 млрд грн, расходы — 130 млрд грн, а после того, как двадцать пятую статью не приняли, возникла дыра в 2 млрд грн. Извините, но какое значение в таком случае имеет проголосованная первая статья? Бюджет — это прежде всего балансовый документ... Кстати, самой страшной в этом процессе является последняя бюджетная ночь, когда документ, скажем так, дорабатывается. Политика последней бюджетной ночи — это путь в пропасть и отсутствие возможности реализовать любые стратегические задачи.


Карьера чиновника

2006 г. — лидер ПРП, политическая деятельность

2005 г. — министр финансов

2002 г. —народный депутат

1998 г. —народный депутат

1996 г. — вице-премьер-министр

1995 г. — вице-премьер-министр по вопросам экономической реформы

Октябрь 1994 г. — первый вице-премьер по вопросам экономической реформы

1994 г. — народный депутат, внештатный советник президента

1993 г. — вице-премьер-министр по экономике

1992 г. — министр экономики

1991 г. — народный депутат

1990 г. — профессор, заведующий кафедрой экономики ЛГУ

1989 г. — окончил докторантуру МГУ им. М. В. Ломоносова

1987 г. — старший научный сотрудник ЛГУ

1981 г. — доцент

1979 г. — окончил аспирантуру ЛГУ

1975 г. — окончил экономический факультет Львовского государственного университета им. И. Франко, ассистент

1954 г. — родился в с. Смологовица (Закарпатская область) 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?