Главная былое КПУ и СПУ: право на лево
КПУ и СПУ: право на лево
28.09.2007 17:02

В Украине есть две основных политических партии, которые политологи и журналисты относят к левому крылу отечественного политикума. Это коммунисты и социалисты. Не секрет, что обе эти партии находятся в кризисе. И КПУ, и СПУ проигрывают в конкурентной борьбе популистам из БЮТ.

По материалам еженедельника "КОНТРАКТЫ"

 

Вспомним, что еще сравнительно недавно ту же КПУ поддерживало около 20% избирателей. Сегодня она едва набирает 4%. Социалисты более постоянны в своем рейтинге, но на то есть причины, связанные с историей этой партии.

 

Сходства и различия


Александр Мороз, лидер СПУ
Несмотря на то что КПУ и СПУ обычно представляются некой неразрывной парой, между этими структурами существуют серьезные различия. Заметим, что никакой дружбы и даже блока между ними никогда не было. Такой, казалось бы, вполне логичный союз, перспективы которого наводили в свое время страх на Кучму, так и не был создан. По-видимому, основная причина состоит в том, что СПУ первоначально создавалась на обломках КПУ, запрещенной после путча 91-го. Социалисты первое время и воспринимались как коммунисты, которые теперь просто называются по-другому. Правоверные члены КПУ так и не простили Александру Морозу такого «предательства». Этот первоначальный раскол определил все дальнейшее развитие обеих партий.

Коммунисты остались партией ностальгирующей по СССР публики. Всю свою последующую политику они строили исключительно на том, что может нравиться, а что — не нравиться такого сорта избирателю. Социалисты в таких условиях были вынуждены отходить от набора ностальгических пропагандистских штампов. В принципе, их изначальное позиционирование как украинских левых (в отличие от непонятных коммунистов) определило и электорат, и кадровый состав этой партии. Это так называемая сельская интеллигенция, которая в Украине всегда была достаточно левой и имела сильную националистическую жилку.

В итоге СПУ и КПУ оказались приверженцами прямо противоположных стратегий. КПУ «окучивала» то, что есть, СПУ делала ставку на то, что будет. Заметим, что социалисты потихоньку эволюционировали вправо и, если не считать отдельных, пусть и серьезных глупостей, в политическом смысле занимали, скорее, лево-либеральную позицию. Из этой партии со временем вполне могло бы получиться нечто вроде социал-демократов. У коммунистов в том виде, в котором они «возродились» в начале 90-х и пребывают сегодня, будущего нет. Ряды их сторонников тают, у них появились конкуренты, да и СССР сегодня мало кому интересен.

Заметим, что КПУ в свое время успешно эксплуатировала тактику «любимой оппозиции Его Величества», когда занималась тем, что выступала в роли силы, наличием которой украинская власть оправдывала отсутствие реформ. Это взаимовыгодное сотрудничество власти и КПУ закончилось после оранжевой революции, но, похоже, коммунисты этого не заметили. «Партия светлого прошлого», каковой является КПУ, не имеет права ни в каком виде участвовать во власти, в противном случае электорат ей этого не простит. Вхождение в коалицию с регионами и СПУ было роковой ошибкой коммунистов.

 

Где лево, а где право


Петр Симоненко, лидер КПУ
У кризиса левых есть и более серьезные, глубокие причины. Таких причин как минимум две. Первая состоит в том, что влиятельная левая партия возможна только в том случае, когда значительная масса населения исповедует нелевые взгляды. Не берусь говорить, что украинцам присуща «идейная» левизна в духе Маркса. Скорее, им присуща, так сказать, левизна практическая. Это состояние, до которого доходит любая версия «левизны», если ей удается реализоваться на практике.

Сводится она к простым вопросам: у кого мы будем забирать и как делить отобранное. Эти вопросы весьма волнуют украинцев, и любые поползновения на этой стезе находят их горячую поддержку. Но! Такие люди никак не могут состоять в одной партии или поддерживать только одну политическую силу. Ведь очевидно, что если это будут делать все, то распределение будет «несправедливым» — придется делиться и каждому достанется не так много, как хотелось бы. Поэтому в левой по своему духу стране не может быть единственной левой партии. Заметим, что все без исключения украинские партии, включая якобы правую Нашу Украину, топчутся именно на левом фланге. Все они исповедуют, как говорилось в материалах съездов КПСС, «заботу об удовлетворении неуклонно возрастающих потребностей трудящихся» и воспринимают украинцев как ходячие желудки, которые голосуют за тех, кто их накормит.

Вторая причина заключается в идейной неопределенности как КПУ, так и СПУ. В условиях жесткой конкуренции им следовало бы куда четче артикулировать свою левую сущность. Коммунисты, как уже отмечалось, на самом деле — партия ностальгии по СССР. По большому счету их и левыми назвать трудно, скорее, это такие странные консерваторы. Социалисты слишком политически умеренны и всегда ассоциируются с какой-то бюрократией среднего звена. Между тем одно из глубинных отличий правого от левого состоит в том, что левые оперируют такими категориями, как «справедливость», считая ее основой для реальной политики.

Отсюда злоупотребления и разложение, неизбежно наступающие, как только левые получают полную власть, ведь в этом случае критерии «справедливости» становятся частным делом частных лиц. Для правых важна не справедливость, а законность, то есть следование определенным правилам, одинаковым для всех. Правила могут меняться, и для этого существуют определенные демократические процедуры. Так вот, если посмотреть на ситуацию с этой точки зрения, то мы увидим довольно странную картину.

Все наши партии, с одной стороны, являются левыми как в восприятии своего избирателя, так и в политике, которую они проводят, но в то же время все на словах выступают за законность, позволяющую сохранять удобное для них статус-кво. В этом смысле совершенно смешно выглядит критика, которой КПУ подвергала президента за роспуск Рады. Президент вел себя в этой ситуации как настоящий левый, а КПУ — как типичные консерваторы.

В Украине есть только одна партия, которая удовлетворяет критериям левизны. Это БЮТ, сияющая «справедливостью» и «революционной целесообразностью» как новогодняя елка.

Выводы просты. КПУ уже вряд ли что-то поможет. Слишком увлеченно эта партия ведет одну и ту же всем известную и понятную игру. Она проигрывает конкурентную борьбу как популистам из БЮТ, так и лево-бюрократическим партиям. У СПУ два пути развития. Первый — попытаться стать еще одной партией, обслуживающей государство, но делающей это «лучше, чем прочие». Второй — превратиться в левую в полном смысле слова. Скорее всего, учитывая кадровый состав СПУ, развитие пойдет по первому сценарию. Тогда не исключено ее дальнейшее объединение с подобными лево-бюрократическими партиями.


 

География поддержки, рейтинг электоральной полезности, группы финансово-политической поддержки

 

География поддержки КПУ и СПУ, %.
Увеличить схему
Результаты последнего августовского исследования СОЦИС свидетельствуют о том, что рейтинги электоральной поддержки коммунистов Симоненко и социалистов Мороза — в пределах социологической погрешности. В частности, только 3,2% граждан, планирующих 30 сентября прийти на избирательные участки, могут отдать свои голоса в поддержку КПУ. У СПУ дела обстоят еще хуже — за них могут проголосовать лишь 1% избирателей.

Есть как минимум три основных причины низкой популярности левых. Во-первых, естественное сокращение количества граждан, ностальгирующих по СССР. Во-вторых, идеологический демарш СПУ и КПУ в 2006-м, когда капитал Ахметова победил «Капитал» Маркса. И наконец, в-третьих, явная левизна лозунгов фаворитов кампании — ПР, БЮТ и НУ—НС. В сложившихся обстоятельствах, даже если КПУ и СПУ пройдут в ВР, они обречены делать на политике бизнес, играя роли младших партнеров по коалиции.

Рейтинг электоральной полезности

Экспертный совет Контрактов оценил эффективность деятельности фракции «Наша Украина» в ВР V созыва по пятибалльной шкале и следующим критериям:

  • инициативность — готовность и способность разрабатывать и предлагать проекты и варианты экономических и политических решений;
  • последовательность — соответствие действий партии ее программе, предвыборным декларациям и политическим договоренностям;
  • системность — наличие причинно-следственной связи между новыми решениями и ранее принятыми;
  • рыночность — либеральность экономических инициатив, соответствие неоплаченных решений запросам бизнесменов;
  • прозрачность — привлечение к разработке законопроектов общественных организаций, представителей реального сектора, желание слушать и слышать чужое мнение.

Экспертный совет*

1. Андрей ШКИЛЬ, народный депутат, БЮТ

2. Дмитрий ВЫДРИН, народный депутат, БЮТ

3. Николай ЗАМКОВЕНКО, народный депутат, БЮТ

4. Борис БЕСПАЛЫЙ, народный депутат, НУ

5. Леонид ГРАЧ, народный депутат, КПУ

6. Василий ВОЛГА, народный депутат, СПУ

7. Алексей ПЛОТНИКОВ, народный депутат, ПР

8. Тарас ЧОРНОВИЛ, народный депутат, ПР

9. Владимир МАЙСТРИШИН, народный депутат IV созыва, ПР

10. Юрий ЯКИМЕНКО, директор политико-правовых программ Центра им. Разумкова

11. Андрей ЕРМОЛАЕВ, директор Центра социальных исследований «София»

12. Александр СИНЕОКИЙ, зампред Лаборатории законодательных инициатив

13. Владимир ФЕСЕНКО, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента»

14. Михаил ПОГРЕБИНСКИЙ, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

15. Кость БОНДАРЕНКО, политолог

*Очередность оценок, приведенных в таблицах, по просьбе экспертов изменена


Группы финансово-политической поддержки

Группа бюрократов

  • Юрий Гайдаев (№ 5), министр здравоохранения
  • Адам Мартынюк (№ 6), первый вице-спикер ВР
  • Валерий Бевз (№ 7), замминистра по вопросам ЧС
  • Юрий Сизенко (№ 39), замминистра по делам семьи, молодежи и спорта
  • Юрий Корнилов (№ 51), зампред Совмина АР Крым
  • Владимир Новак (№ 59), первый зампред Пенсионного фонда

Группа бизнесменов

  • Александр Ткаченко (№ 8), почетный президент Тендерной палаты
  • Алексей Бабурин (№ 13), народный депутат Ассоциируется с российским бизнесменом Константином Григоришиным
  • Николай Мальцев (№ 40), менеджер ОАО «Центральный ГОК» Ассоциируется с группой SCM
  • Анатолий Авидзба (№ 49), народный депутат Ассоциируется с Институтом винограда и вина «Магарач»

Группа бюрократов

  • Александр Мороз (№ 1), спикер ВР
  • Василий Цушко (№ 2), министр внутренних дел
  • Валентина Семенюк (№ 4), председатель ФГИУ
  • Станислав Николаенко (№ 5), министр науки и образования
  • Николай Рудьковский (№ 15), министр транспорта и связи
  • Александр Баранивский (№ 23), экс-министр АПК
  • Анатолий Голубченко (№ 29), первый зампред КГГА

Группа бизнесменов

  • Владимир Бойко (№ 3), народный депутат, ММК им. Ильича
  • Виктор Субботин (№ 27), и. о. гендиректора ОАО «Турбоатом»
  • Денис Волошин (№ 33), заместитель гендиректора ООО «Киев-Нафта»
  • Иван Смитюх (№ 41), директор ОАО «Ковельский хлебокомбинат»
  • Анатолий Липкан (№ 50), гендиректор ОАО «Уманьферммаш»
  • Сергей Гончарук (№ 51), замдиректора ЧП «Галнефтеоргсинтез»

По данным открытых источников.
 


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?