Главная былое Каста непотопляемых
Каста непотопляемых
27.08.2007 12:08

Политическая система Украины топит только тех политиков, которые отбились от ее рук. Политическим Муму этот принцип, конечно же, не по нраву, и будучи на политической пенсии они изо всех сил ломают голову над тем, как бы его изменить, но... Большому кораблю, как говорится, - большая торпеда.



Владимир Золотарев, "Контракты"


Cкамья запасных 

В украинском государстве есть интересный феномен — непотопляемые политики. Порой кажется, что дважды спикеры Александр Мороз и Иван Плющ (сейчас работает секретарем Совета нацбезопасности Украины), гуманитарный вице-премьер Дмитрий Табачник (в прошлом — глава Администрации президента Леонида Кучмы), перманентный министр Анатолий Кинах родились при власти.

Незаменимость этих и многих других политиков отчасти объясняется тем, что скамейка запасных украинской элиты довольно короткая. Кто-то считает, что эта ситуация способствует не развитию политикума, а его отрыву от запросов избирателей. Кто-то полагает, что стабильность — признак класса. Как бы там ни было, непотопляемые политики существуют, и сей феномен заслуживает рассмотрения.

 

Политические долгожители 

Само по себе длительное пребывание в политике не является проблемой. Истории известны президенты и премьеры, радовавшие сограждан своим переизбранием. В этом смысле работа на ответственных постах, действительно, может рассматриваться как элемент стабильности и предсказуемости внутренней и внешней политики. Есть такие деятели и в Украине, и они не просто не тонут, а во многом заслуженно являются политическими долгожителями.

Таков Мороз, неразрывно связанный со своей Соцпартией и политикой определенного направления. Тот же Симоненко также может быть отнесен к долгожителям (что объясняется ностальгией определенной части электората по СССР, но это не отменяет факта). В чем же разница между политическими динозаврами и непотопляемыми? Скорее всего, в том, что умение хорошо держаться на плаву — явление субъективное, в том смысле, что появление тех или иных персонажей на политическом олимпе не вызвано объективными причинами, равно как и их отставки с высоких должностей. То есть был человек, работал, ни в чем себя не проявил (чаще — вообще дискредитировал) и ушел, чтобы снова вернуться.

 

Каста недосягаемых 

Заметим в этой связи, что политика существует в двух измерениях — профессиональном и публичном. В развитых демократических государствах политическую судьбу того или иного деятеля определяет вторая составляющая политики. В Украине — практически всегда первая: политическая среда тестирует, насколько человек подходит ей в профессиональном смысле. Публичная составляющая (репутация политика, его причастность к скандалам и т. п.) почти не принимается в расчет.

К примеру, тот же Дмитрий Табачник, возглавляя Администрацию президента Кучмы, снискал себе славу «врага прессы» (при нем началось наступление на свободу слова в Украине). В любой другой стране это означало бы короткую карьеру, но, как видим, не у нас. «Проффесорский» скандал не помешал Роману Зварычу стать министром юстиции в правительстве Тимошенко... И таких примеров можно привести массу. Причины такого положения дел очевидны: украинская политическая элита изолирована от общества, влияние которого на ее деятельность минимально. Правда, существуют и такие политики (как правило — оппозиционные по своей сути), которые делают ставку на публичность.

 

Секрет успеха 

Именно публичных политиков трудно назвать «непотопляемыми», правда, до тех пор, пока они не попадают во власть. Там с ними происходит чудесная метаморфоза — вынужденные все больше внимания уделять «профессиональной» деятельности, они по-прежнему ведут себя, как публичные политики. А в результате неприкрыто теряют связь с реальностью, как, к примеру, спикер Александр Мороз, до сих пор не признавший неизбежность новых парламентских выборов. Формула успешного долгожительства для публичных персон: никогда не обладать такой полнотой власти, чтобы была очевидна ответственность за нее. В таком контексте страшно даже предположить, какие личные трагедии ждут многих, если к власти все-таки придет Юлия Тимошенко.

Способы выживания в «профессиональной» политике гораздо более сложны и индивидуальны. Общий принцип: остаться нужным коллегам, ни с кем особенно не поссориться и не подружиться. Для такой деятельности нужен талант, она в значительной степени зависит от чутья и интуиции. При этом общественно значимые результаты работы таких профи в лучшем случае незаметны.

Попытки играть на публику, к примеру, за счет хорошего исполнения непосредственных обязанностей, рассматриваются в среде как нарушение неких неписаных правил. Выскочек в политике не любят и рано или поздно выпихивают из насиженных мест. Нынешний президент, в свое время, вынужденный осваивать мастерство публичности после отставки с поста премьера, — хрестоматийное тому подтверждение.

Для украинского политика-профи крайне важно уметь «вовремя оказаться в нужном месте» (это создает иллюзию полезности). Классика жанра — Толстоухов, неоднократно занимавший необычную должность — министр Кабинета министров (своего рода — «генсек», руководитель правительственной канцелярии). Деятельность Анатолия Владимировича обычно скрыта от обывателей (за исключением случаев вроде того, когда он не пускал на заседание Кабмина министра иностранных дел Бориса Тарасюка), но хорошо известна в определенных кругах. Не всем политикам и бизнесменам дано добиться принятия позитивного решения по тому или иному вопросу на заседании Кабмина в обход «генсека».

Чтобы быть непотопляемым, политик должен быть влиятельным. Эта роль весьма сложна и требует особых дарований: влияние — штука неоднозначная, в погоне за ним можно запросто обзавестись ненужными врагами. В идеале влияние политика-профи должно сводиться не столько к организационно-финансовым возможностям, сколько к умению транслировать правильные мысли и мнения. Непревзойденный мастер этой роли — Дмитрий Табачник.

 

Вместо резюме 

«Я просто делаю свою работу!..» — девиз украинского политика-профи. По большому счету, чтобы держаться на плаву, с равным успехом можно проявлять максимум изворотливости или не проявлять никакой. Все зависит от того, чего от вас ожидают. Иногда удачной бывает позиция «кто-то же должен этим заниматься», к примеру, в непростое для страны время руководить Минэкономики. Президент УСПП Анатолий Кинах, наверное, уже понял, что допустил ошибку, променяв политическую перспективу на министерский пост... Впрочем, утопить непотопляемых может только преобразование системы в такую, в которой плавали бы только политические долгожители. В идеале — под пристальным наблюдением электората. 

"Этот корабль не может утонуть!" 

 

 

Видео: YouTube 

 


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?