Главная былое Закрома Родины. Михаил Поживанов рассказал о том, что в Госкомрезерв зачастила СБУ
Закрома Родины. Михаил Поживанов рассказал о том, что в Госкомрезерв зачастила СБУ
05.09.2008 12:36

Председатель Госкомитета по государственному материальному резерву Михаил Поживанов уверен, что благодаря продовольственным интервенциям удалось сдержать цены на некоторую продукцию.
В интервью Контрактам Михаил Поживанов рассказал о том, что:
1) некоторые области отказывались от дешевой муки
2) украинская курятина неоправданно дорога
3) в Госкомрезерв зачастила СБУ

Наталия ГУЗЕНКО, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ, Контракты

В июле зафиксирована дефляция. Однако некоторые экономисты утверждают, что это исключительно сезонное удешевление продукции, антиинфляционные меры правительства, а значит и Госкомрезерва, не срабатывают...

— Считаю, что правительство немало сделало для сдерживания инфляции. Кабмин постоянно привлекал Госкомрезерв к работе по стабилизации ситуации на продовольственном рынке Украины. Например, производителям хлеба и хлебобулочных изделий из госрезерва поставляли муку, осуществлялись интервенции сахара, мяса и мясопродуктов — это основная продовольственная группа, на 50% определяющая уровень инфляции. Мы выполнили правительственные задачи и совместно с Аграрным фондом обеспечили все области дешевой и качественной продукцией. Благодаря этим действиям, в частности, удалось избежать традиционного для середины лета скачка цен на сахар.

Но при этом многие области отказывались от дешевой муки и зерна из госрезерва. Почему?

— Были месяцы, когда задание правительства выполнялось на 25-30%. В некоторых регионах руководители заявляли, что не будут работать с госрезервом, что это не их полномочия и не их функции. Мы на селекторных совещаниях требовали, чтобы облгосадминистрации подписывали трехсторонние договоры с заводами по производству хлеба и предприятиями госрезерва. Они отказывались. Но после того как Юлия Владимировна лично взяла под контроль этот вопрос, дело сдвинулось с мертвой точки.

Михаил Поживанов
— Отступать некуда, позади...

Мне кажется, что отказ от продукции из госрезерва — это часть нынешней политической игры. Бездумные чиновники подыгрывают желаниям своих лидеров. Например, заместители главы Секретариата президента заявляли, что руководители обладминистраций не должны появляться в правительстве. Хотя к их полномочиям не относится определение взаимоотношений между Кабмином и регионами. В такой обстановке люди в областях просто боялись и, возможно, без прямых команд отказывались выполнять поручения Кабмина. Правительство вынуждено было возложить основные задачи распределения продукции из резервов на Минэкономики и Госкомрезерв. Например, совещание глав райадминистраций Киева провели у нас в комитете. Когда главы облгосадминистраций поняли, что рычаги управления теряются, они начали сотрудничать с нами.

Вообще нельзя сказать, что руководители областей оказывали противодействие нашей политике. Они просто отписывались: у них все есть и им ничего не надо, хотя цены во многих областях росли очень быстро.

Почему в августе резко сократились объемы интервенций из госрезерва?

— После того как президент заявил, что ему не нравятся интервенции на продовольственном рынке, а группа депутатов, близких к Секретариату, забросала запросами с требованием проверить Госкомрезерв, у нас возникли некоторые недоразумения со Службой безопасности Украины. От СБУ пришел начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями и потребовал предоставить ему списки предприятий, бравших у нас продукцию. Затем на эти же предприятия начали поступать письма с требованием о предоставлении всех копий договоров с Госкомрезервом. Директоров начинают таскать в СБУ, проверяют все документы. Естественно, что они отказываются в дальнейшем брать у нас продукцию, тем более что им приходится работать с нами по стопроцентной предоплате и устанавливать наценку на госрезервовский товар не выше 10% (это наши условия). Поэтому, когда в конце июля — августе СБУ ужесточило проверки, объемы этой продукции, поступавшие в торговлю, резко уменьшились.

Я никогда в жизни не видел столько проверок. Говорил с предшественниками, они рассказывали, что их проверяли только по итогам года, а нас контролируют практически по каждой сделке. Сотрудников вызывают в СБУ и Генпрокуратуру. Возможно это и к лучшему: потом вопросов будет меньше.

Почему Секретариат президента был против интервенций?

— Еще в мае мне звонил глава Секретариата Виктор Балога, говорил, что я очень пожалею, если хоть одна курица из госрезерва попадет на прилавки. Рассказывал о том, что мы убьем собственную отрасль, что я не должен выполнять постановления Кабмина.

Но дешевое мясо должно было попасть на внутренний рынок. Еще в апреле, когда цены начали стремительно расти, правительство приняло решение завозить качественное дешевое мясо из-за рубежа, потому что за 2-3 месяца не вырастишь ни быка, ни свинью. Мы обеспечили наши мясоперерабатывающие предприятия свининой, курятиной — всем тем, что нужно для производства колбасных и мясных изделий, причем по ценам более низким, чем среднеоптовые. Из Польши, Венгрии, Голландии, Испании, Бразилии, США привозили до 20 тыс. тонн мяса в месяц.

Но, несмотря на интервенции, стоимость на готовую мясную продукцию на внутреннем рынке практически не снижалась, поэтому правительство приняло решение сосредоточиться на курятине — основном мясном продукте массового потребления. Мы начали поставлять мясо птицы предприятиям розничной торговли. Этим мы занимаемся до сих пор и стараемся действовать так, чтобы не навредить украинским производителям. Хотя у меня к ним много вопросов. С января государство только на производство птицы выделило свыше 600 млн грн дотаций, а потребитель этого не почувствовал.

Где Госкомрезерв берет дешевую продукцию?

Михаил Поживанов— Муку мелем еще из урожая 2006 года — тогда зерно было дешевле. Получается, что и мука на 15-20% дешевле. Мясо закупаем огромными партиями на зарубежных рынках, где продукция дешевле, чем у наших производителей. Например, американская курица даже с учетом доставки, дорогих электроэнергии и рабочей силы получается дешевле. Кстати, заокеанские производители мяса птицы утверждали, что Украина ежемесячно ввозит 25-30 тысяч тонн курятины. У нас имеется информация, что через посреднические структуры ее закупают и крупные украинские производители курятины. Но вот под какими торговыми марками это мясо появляется на рынке, нам неизвестно.

Сколько всего в этом году поставлено продукции из госрезерва?

— Могу сказать, что уже законтрактовано свыше 150 тысяч тонн мяса и мясопродуктов. В месяц на интервенции уходит почти 25 тысяч тонн муки. При этом мы полностью удовлетворяем потребность.

Как долго будут проводиться интервенции?

— Интервенции по муке, сахару и мясу запланированы правительством до конца календарного года.

В прошлом году у Госкомрезерва были проблемы с закупками зерна. По информации Контрактов, в этом году в госрезерв не закуплено ни одной тонны нового урожая. Почему?

— Пока закупок не было. Депутаты так и не проголосовали за изменения в госбюджет, согласно которым Госкомрезерву выделялись деньги на закупку зерна. Надеюсь, что в сентябре поправки будут внесены или же с нами рассчитаются НАК «Нефтегаз» и энергогенерирующие компании, и мы сможем закупить хотя бы 400-500 тыс. тонн зерна. Для этого нужно полмиллиарда гривен.

Контракты с поставщиками зерна уже подписаны? Ведь может статься, что осенью все зерно будет уже законтрактовано...

— Нет, не подписаны. Я не хочу повторять ошибок, когда Госкомрезерв покупал зерно, а потом не мог рассчитаться. Годами тянулись судебные процессы, комитету насчитывали огромные пени и штрафы. Когда я возглавил Госкомрезерв, мы не могли полгода рассчитаться с предприятиями-хранителями, потому что все счета были заблокированы. Только через какое-то время накопили определенные средства для погашения старых долгов и начали платить за хранение зерна. Я не знаю, будут ли деньги в сентябре. Поэтому контрактов не подписываю. А зерно в начале осени будет в любом случае. Во всех хранилищах может одновременно находиться не более 30 млн тонн, а урожай в этом году — 43 млн тонн. Через наши порты реально можно вывозить не больше 2-3 млн тонн в месяц. А железной дорогой отправляют партиями в 3-5 тыс. тонн — в Армению или Азербайджан. Конечно, учитывая мировой продовольственный кризис, зернотрейдеры постараются вывезти зерно из Украины по максимуму. Но если мы в этом году не купим ни одной тонны зерна, для проведения интервенций из госрезерва хватит урожая 2007 года.

Сколько Госкомрезерву должен НАК «Нефтегаз»?

— Долг Нефтегаза Украины перед Госкомрезервом сейчас составляет 3,5 млрд грн. В начале года, когда у НАК были проблемы с финансами, премьер-министр дала нам указание даже не напоминать об этих долгах. Сегодня НАК нормально работает и может платить по долгам. Кроме того, нам должны все генерирующие компании. Мы понимаем, что если с нами не рассчитаются, выполнить программу формирования резервов по этому году будет нереально. Поэтому будут приняты все необходимые меры, вплоть до продажи этих долгов.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?