Главная былое Кто зарабатывает на разрешительной системе
Кто зарабатывает на разрешительной системе
11.12.2007 14:17

В интервью Министр регионального развития и строительства Владимир Яцуба рассказал о том, что:

1) Янукович приказал министрам распаковывать чемоданы

2) обещания Тимошенко нельзя отоварить

3) Лазаренко хотел получить все и сразу

4) Коломойский завышал цены на бензин

 

Наталия Гузенко, Вячеслав Дарпинянц, Контракты

 

"Государство не решит квартирный вопрос"

Контрольный выстрел

Что вы успели сделать такого, чего не смогли ваши предшественники?

— Я не буду критиковать предшественников, поскольку это некорректно. Уверен, что все они пытались сделать как можно лучше, вопрос лишь в том, насколько это удалось... О наших успехах также не буду отчитываться, хотя статистические данные свидетельствуют, что объемы строительства в стране выросли на 17%, производства стройматериалов — на 30%... Вообще в этом году планируем ввести в эксплуатацию около 10 млн квадратных метров жилья (для сравнения: в последние годы этот показатель не превышал 7-8 млн кв. м), но хвастаться пока нечем, ведь в 1990 году, например, построили 26 млн кв. м. Реально в Украине сейчас 1,3 млн человек стоят в очереди на жилье, и ежегодно лишь 1,5% семей получают квартиры. Людям, которые до сих пор ждут, что государство решит их квартирные вопросы, советую изменить подход к этой проблеме. Государство не в состоянии обеспечить бесплатным жильем всех нуждающихся. Президент Ющенко прав в том, что мы должны не раздавать жилье (такого уже не будет и с этим нужно смириться), а создать условия, при которых квадратный метр жилья стоил бы не дороже $600. Другого пути у нас нет.

Давайте лучше поговорим не об ожиданиях потребителей и изменении их психологии, а о том, что предложение жилья искусственно ограничивают на местном уровне.

— О чем именно будем говорить?

Существующая разрешительная система, с одной стороны, увеличивает себестоимость строительства, с другой — исключает выход, например, на рынок Киева неместных застройщиков. Как вы к этому относитесь?

— Неоднозначно. Вполне понятно, что получить перспективный участок в Киеве можно только двумя путями. Первый — взять маузер, надеть кожанку и прийти к тому, кто может так или иначе повлиять на решение горсовета о землеотводе. Кстати, многие владельцы участков ничего не строят, а только ждут момента для выгодной продажи, например, тем же неместным застройщикам. Второй путь — попробовать сделать то же, но через суд... Оба эти пути бесперспективны. Впрочем, даже если компания-нерезидент начнет строительство в Украине, она обязательно будет делать это на собственной ресурсной базе, а это невыгодно для отечественной экономики в целом и не приведет к удешевлению жилья в частности.

Что же касается разрешительной системы, то как раз сейчас мы работаем над ее усовершенствованием. Согласно требованиям законодательства, с 1 января 2008 года начнет действовать новый порядок осуществления государственного архитектурно-строительного контроля. В частности, выполнение определенных требований органами местной власти, застройщиками, подрядчиками, которые готовят градостроительную и проектную документацию, будет контролировать Государственная строительная инспекция. Ее сотрудники уполномочены выдавать разрешения на выполнение строительных работ, останавливать их, применять штрафные санкции, принимать участие в приеме объектов в эксплуатацию. Инспекция будет работать в составе Минрегионстроя. Кроме того, будет введен новый порядок лицензирования строительной деятельности — мы планируем сократить перечень материалов, которые застройщики должны представлять в орган лицензирования.

То есть нужно изменить психологию не покупателей, а тех, кто ничего не строит, но оформляет участки на свои фирмы?

— И этим тоже нужно заниматься.

Как-то Контракты провели простой эксперимент: журналистка позвонила в Киевглавархитектуры, назвалась представителем инвестора, который приобрел участок, и спросила, насколько реально утвердить проект не за два года, а за три месяца. Ей предложили обратиться в частную контору, которая взялась решить вопрос при единственном условии: за сопровождение проектной документации инвестор перечисляет этой фирме $35 с квадратного метра...

— Можете не продолжать, я когда-то тоже вынужден был так строить. Но ведь эта проблема связана не столько с разрешительной системой (хотя и с ней тоже), сколько со злоупотреблениями. Более того, могу сказать, что в разных городах подобные системы имеют свои особенности. Иногда фирмы, связанные с отдельными чиновниками, не только проектируют, но и сметы составляют и якобы строят. Фактически, проблема заключается в том, что эти конторы никто не может проверить, точнее, проверяют их те, кто за ними же и стоит. Именно поэтому мы настаиваем на том, чтобы государственные инспекции были централизованными. Вопрос особенно актуализировался после трагедии в Днепропетровске.

Кстати, а кто отвечает за качество коммуникаций, ведь понятно, что застройщики не заинтересованы в увеличении расходов, например, на подведение того же газа?

— Технические условия определяют соответствующие коммунальные предприятия, и застройщики должны их выполнять. Это совершенно логично.

Разве застройщикам не предлагают услуги частных институтов, которые обосновывают альтернативные техусловия?

— И такое бывает! Причина в том, что реально некоторые коммунальные предприятия контролирует какой-нибудь местный чиновник... Хуже всего, что даже у министерства нет рычагов влияния на все эти ситуации. Так что люди, избирающие местные советы и мэров, должны голосовать осознанно. Только тогда структурные изменения, разрабатываемые нами, будут результативны. Понятно, что за каждым местным чиновником контролера не закрепишь, но централизованный контроль должен быть!.. Иначе техногенные катастрофы не предотвратить.

Застройщики, работающие в Киеве, вынуждены передавать 20% квартир чиновникам, естественно, перекладывая расходы на покупателей остальных 80% квартир. Насколько это справедливо?

— 20% квартир застройщики передают не чиновникам, из таких квартир формируют местные социальные жилищные фонды. И это справедливо. В местных бюджетах отсутствуют средства на приобретение социального жилья, а строительство — сверхрентабельный вид бизнеса. Действительно ли квартиры передают социально незащищенным слоям населения — это вопрос совести местной власти. Но я считаю, что ее необходимо контролировать общественности, если хотите — вместе со СМИ и застройщиками.

 

Региональные расклады

Чем объясняется тот факт, что Генплан развития Киева абсолютно оторван от реалий, в частности, в план заложены темпы строительства из расчета, что в 2020 году население города составит... 2,5 млн человек?

— Вы говорите о старом Генплане. Сейчас соответствующие показатели пересчитываются, но этот процесс крайне непростой, в масштабе страны его завершения можно ожидать лишь через 4-5 лет. Минрегионстрой считает, что каждый город, каждый населенный пункт должен иметь свой генплан. На их основе местная власть обязана разработать детальные планы развития территорий. Эти два документа должны четко определять, что и где необходимо строить. И тогда, во-первых, не будет возникать проблем застройки детских площадок или парков, или же проведения строительных работ вплотную к другим сооружениям, что угрожает им разрушением или повреждением. Во-вторых, простите, прекратится дерибан земли. В генпланы и ДПТ необходимо ввести нормы, согласно которым крупные земельные участки продавать только с аукционов — под застройку целых микрорайонов со своими коммуникационными узлами. Это снимет еще одну проблему — возведение в уже застроенных массивах отдельных домов, перегружающих существующие коммуникации.

Какой, на ваш взгляд, должна быть административная реформа?

— Постепенной и непосредственно связанной с надлежащим финансированием регионов. Например, было бы целесообразно объединить Днепропетровск и его окрестности, Донецк и близлежащие районы, Киев и область... Все ведь понимают, что Конча-Заспа и, например, Буча неофициально уже давно слились — жители этих районов работают в Киеве и объединены множеством финансовых связей. Также нужно укрупнять сельские районы, чтобы дать возможность райцентрам эффективно развиваться. Но и насильно объединять нельзя, ведь не следует разрывать устойчивые отношения между местными руководителями и предпринимателями, назначать какого-то главу сельсовета заместителем какого-то мэра. Такие вещи просто бессмысленны.

Мой друг Роман Безсмертный как-то попробовал насильно объединить пару районов, ничего, кроме шишек и критики со стороны разных политических сил, не получил. Вывод: не стоит делать из реформы очередную коллективизацию. А нужно, например, получить согласие в Верховной Раде, взять 30 районов и постепенно навести в них порядок, подкрепив инициативы надлежащим бюджетным финансированием... Кстати, 30-40% налоговых поступлений в любом случае следует оставлять в регионах и тщательно контролировать использование денег. Сейчас в Украине парадоксальная ситуация: 5-6 областей являются бюджетными донорами, остальные — реципиенты. Поэтому нужна мощная централизованная программа, которая обеспечила бы устойчивое развитие дотационных областей. Иначе рано или поздно доноры не выдержат.

Тестовый вопрос: возможно ли региональное развитие без отмены моратория на продажу земли сельхозназначения?

— Отмена моратория была бы серьезной поддержкой для населения регионов, а также способствовала бы реализации административной реформы: укрупняя райцентры, можно было бы заинтересовать людей получением паев не на бумаге, а в натуре. Но ведь прежде чем отменять мораторий, следует четко урегулировать порядок продажи участков сельхозназначения, государство должно этот процесс контролировать.

Трудно отвечать за региональную политику, когда есть два центра принятия решений — Секретариат президента и Кабмин?

— Держусь лишь на хороших отношениях со многими губернаторами, членами правительства и людьми из Секретариата. В свое время, например, я поддержал назначение того же Виктора Балоги на должность губернатора Закарпатской области... То есть на личном уровне удается гасить все противоречия. Хотя меня удивляет, что правительство не влияет на назначения в регионах, имея на то соответствующие конституционные полномочия. Кучма, кстати, никогда не назначал губернаторов без визы премьера (причем постфактум автограф получали лишь в нескольких случаях), а сейчас глав обладминистраций почему-то назначают без согласования с Кабинетом министров. А это вредит прежде всего самим губернаторам, которые оказываются в клещах и разрываются между правительством, Секретариатом и облсоветами... В сложившейся ситуации следовало бы сделать губернаторов не управленцами регионов, а префектами, контролирующими выполнение на местном уровне указов президента, постановлений Кабмина и других законодательных актов.

 

Личное дело

В начале 1990-х вы возглавляли Днепропетровский горсовет. Чем первичное накопление капитала в регионе отличалось, например, от аналогичных процессов в Донецке?

— Я застал лишь период создания кооперативов, потом переехал в Киев. Мы регистрировали предпринимателей, которые собирались шить подушки из перьев, надерганных из кур на базаре, в общем — горе-бизнесменов. Кстати, мне рассказывали, что мы тогда зарегистрировали первый кооператив Юлии Тимошенко, но деталей я не помню. О реальном первичном накоплении мог бы рассказать, например, Валерий Пустовойтенко, возглавивший Днепропетровск после того, как объединили должности председателей горсовета и исполкома. Я взял самоотвод и вернулся на Днепропетровский металлургический завод, где работали мои родители.

Как же вас назначили первым заместителем главы Администрации президента?

— В 1994 году меня пригласил на инаугурацию Леонид Кучма, с которым мы общались еще во времена моей работы в горкоме партии, а он тогда был директором Южмаша. Я приехал в Киев, встретился с Леонидом Даниловичем... Он спросил, готов ли я работать в его команде. Я ответил: «Хоть с завтрашнего дня!»

Как вас встретил глава АП Дмитрий Табачник?

— Диму немного задел тот факт, что мне предложили место в обход него, в результате где-то четыре месяца меня не назначали на должность, но когда Кучма об этом узнал, утвердил меня личным приказом. Спустя некоторое время Александр Разумков, с которым у меня были очень хорошие отношения, поддержал мою кандидатуру на должность первого зама главы АП... Кстати, когда Кучма решил уволить Табачника, позвонил мне и спросил, какое у меня звание.

Я ответил: «Полковник, в свое время возглавлял роту...» Тогда Леонид Данилович пригласил меня в кабинет (в приемной я увидел главу СБУ Владимира Радченко) и приказал пойти и забрать у Димы документы и ключи от кабинета. Я переспросил, не остынет ли президент завтра, услышал резкий ответ, и мы с Радченко пошли... Владимир меня пропустил на пороге кабинета Табачника, и, таким образом, я был вынужден сообщить ему о президентском указе... Кстати, следует отдать Табачнику должное, он воспринял это очень спокойно, а разволновался только, когда по телевидению передали, что уволен генерал, присвоивший ему звание полковника.

А к кому прислушивался Кучма, принимая кадровые решения в середине 1990-х?

— К Волкову, Горбулину, Табачнику, Кушнареву, Билоблоцкому, Медведчуку, Пустовойтенко, премьерам и руководителям СБУ... Кучма — системщик и понимал, что опасно сужать информационное поле. Кстати, многие пострадали именно из-за попыток ограничить доступ Кучмы к информации.

В чем секрет вашего успеха на бюрократической службе?

— Если честно, я не люблю бюрократию, но, пройдя через соответствующую машину, многому научился, в частности, готовить, принимать и добиваться выполнения решений.

Действительно ли в середине 1990-х Кучма боялся растущего влияния Лазаренко?

— Вряд ли, Леонид Данилович просто сдерживал жадность Павла Ивановича. И я, кстати, тоже говорил премьеру, что он делает грубые ошибки (Лазаренко еще был председателем колхоза, когда я возглавлял партком завода). Павел Иванович был сильным администратором, но он хотел получить все и сразу, стремился контролировать все региональные ФПГ (когда возглавлял область, предприятия не могли получить ни одного киловатта энергии или куба газа в обход ЕЭСУ). Результат этого всего известен. Знаю, что сегодня Павел Иванович сожалеет о допущенных ошибках.

Конвертировал ли Лазаренко свое влияние в права собственности?

— Он мне об этом не рассказывал.

Как-то вы говорили, что в ЕЭСУ работала чуть ли не вся днепропетровская элита. Кто же развивал Приват?

— Тоже неплохие ребята, в частности, Сергей Тигипко, Саша Шлапак... Без комсомола тогда ничего не делалось, партийные связи и организационные навыки были не менее важны, чем сейчас стартовый капитал.

Какие у вас отношения с Юлией Тимошенко?

— Нормальные, я помогал ей, когда ее назначили вице-премьером в правительстве Ющенко. Я знал почти 80% работников ЕЭСУ. Правда, нынешние обещания Юлии Владимировны меня очень удивляют, отоварить их просто нереально!..

Чем вызван ваш конфликт с Игорем Коломойским?

— Мы не конфликтуем... Да, возглавляя Днепропетровскую область, я объяснял Игорю, что цены на бензин в области не должны быть на 20 копеек выше, чем в других регионах, он меня понял и согласился подписать меморандум о снижении цены. В общем, я поддерживал инициативы Привата, но когда начался их конфликт с лужниковцами за Озерку, то решил остаться в стороне. Точнее, ко мне обращались обе стороны, я направил их в Киев, после чего меня начали обливать грязью, рассказывать в СМИ, будто я с кем-то вошел в долю... Все это ерунда.

Сколько еще проработает Кабмин Януковича?

— Еще поработаем, недаром ведь Виктор Федорович сказал, чтобы распаковывали чемоданы те, кто их упаковал. Я этого, кстати, не делал, так как мне нравится работать в исполнительной власти, работа в ВР не совсем соответствует складу моего характера, я уважаю законодательный орган, но не люблю долго ждать результата.


Карьера министра

С 21 марта 2007 г. — министр регионального развития и строительства

2006 г. — вице-президент Национальной академии государственного управления при президенте Украины, советник премьер-министра, секретарь Совета развития регионов

2003 г. — губернатор Днепропетровской области

2001 г. — госсекретарь Кабмина

1998 г. — первый заместитель министра Кабмина, впоследствии — правительственного госсекретаря

1994 г. — первый заместитель главы Администрации президента

1991 г. — заместитель директора, начальник лаборатории Днепропетровского металлургического завода

1990 г. — председатель Днепропетровского горсовета

1984 г. — первый секретарь Амур-Нижнеднепровского райкома КПУ (Днепропетровск), инспектор ЦК КПУ, инструктор ЦК КПСС в Москве, первый секретарь днепропетровского горкома КПУ

1972 г. — мастер, старший мастер, первый заместитель начальника цеха, заместитель секретаря, секретарь парткома Днепропетровского металлургического завода имени Коминтерна

1970 г. — окончил Днепропетровский металлургический институт

1 июля 1947 г. — родился в Днепропетровске 

 

Фото: Светлана Скрябина


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?