Главная былое Арсений Яценюк: мастер на все кресла
Арсений Яценюк: мастер на все кресла
12.12.2007 09:57

В интервью Контрактам (№ 30 от 23-07-2007) Арсений Яценюк рассказал о том, что:
1) в Украине отсутствует культура лоббизма
2) торговые миссии — парафия Кинаха
3) консультируется с руководителями спецслужб
4) МИД напоминает ему НБУ

Мы подняли из архива интервью от 23-07-2007, чтобы напомнить посетителям сайта: - Кто он, наш новый спикер? (прим редакции Kontrakty.ua)

Беседовали Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Вячеслав ДАРПИНЯНЦ. фото Натальи БОРЗОВОЙ

Министр иностранных дел Арсений Яценюк убежден, что импортерам проще договориться с таможенниками, чем лоббировать снижение тарифов

 

Свой среди чужих

Сложно было работать в МИД?

— (Смеется.) Переходим к следующему вопросу.

Вы ощутили, что в МИД недолюбливают некадровых дипломатов?

— Скажем так: месяца два я и сотрудники аппарата министерства работали в разных темпах и несколько на разных волнах, сейчас мы синхронизировались. А вообще только в четырех европейских странах МИД возглавляют кадровые дипломаты (зато почти у всех министров, как и у меня, юридическое образование). Рано или поздно МИД Украины должен был возглавить недипломат. Кстати, министерство мне чем-то напоминает Нацбанк. Внешние отношения, как и деньги, не любят лишней суеты, любой шаг должен быть взвешенным.

Вы реализовали идею проверить уровень IQ подчиненных?

— По моему поручению дипломатическая академия разрабатывает тесты, но по большому счету в них уже нет необходимости. Я и так пойму, кто из подчиненных чего стоит, но учусь у них так же, как и они у меня. Проблема заключается в том, что дипломатический корпус стареет, выпускники КИМО либо не хотят идти к нам (так как родители делают им более интересные предложения), либо мы не хотим их брать.

Вообще за всю историю МИД лишь 300 выпускников КИМО устроились в министерство — это 14% от общего состава. У нас может работать любой человек с высшим образованием — предпочтительны юристы или экономисты-международники. Главное, чтобы заполнение вакансий было прозрачным, поэтому одним из моих первых решений и было подчинить кадровое управление непосредственно себе. Теперь ко мне каждый день кто-то обращается с просьбой кого-то куда-то назначить или откомандировать, а я говорю, что сам эти вопросы не решаю и отправляю просителей в кадровую комиссию МИД.

Было крайне важно сломать систему трудоустройства по звонкам. Так как очередь желающих ехать заграницу есть, а профессионализма людям не хватает. Костяк дипломатической службы — это 10-20 человек, приблизительно столько же настоящих профи в центральном аппарате. Хотя вообще зарабатывают украинские дипломаты немного, послы, например, получают $3-4,5 тыс. в месяц в зависимости от страны пребывания.

С кем возникло больше проблем — с работниками посольств или сотрудниками аппарата?

— Я — человек гибкий и налаживать отношения мне нетрудно, могу это делать не мытьем, так катаньем. Но ведь со всеми не договоришься, если кто-то не выполняет обещаний, можно сделать и организационные выводы.

Сколько сейчас центров влияния на зарубежных дипломатов?

— Первый месяц после моего назначения было два с половиной...

Можете их назвать?

— Не хочу, уже выстроена вертикаль: президент влияет на министра иностранных дел, а я — на дипломатов. При этом МИД не изолируется от отраслевых министерств, в нашей работе вне правительства не будет никакого смысла, лишь популизм и неприятности.

В какой мере влияет на вашу работу заместитель главы Секретариата Александр Чалый?

— Вопрос не в персоналиях. Есть определенная управленческая вертикаль. Внешнюю политику Украины формирует президент, правительство ее выполняет, а я обеспечиваю выполнение... У меня с Чалым неплохие отношения — так же, кстати, как и с советником премьера господином Грищенко.

Работая в Секретариате, вы жестко критиковали правительство. Нетрудно было наладить контакты с профильными министерствами?

Критикуя Кабмин, я никогда не переходил на личности
— Критикуя Кабмин, я никогда не переходил на личности, а аргументированно отстаивал собственную точку зрения. В политике как в семье: сегодня ссорятся — завтра целуются. Главное — не брать на себя ненужных обязательств, чтобы потом не предавать.

Вообще накануне выборов правительство занято не внешней политикой, а собой, это значительно упрощает мне жизнь. Обратите внимание: за последние четыре месяца не было ни одного скандала: ни по поводу организации визитов членов правительства, ни вокруг вопросов геополитического курса.

Удалось ли вам наладить сотрудничество со спецслужбами?

— Они передо мной не отчитываются, равно, как и я перед ними. Мы нормально сотрудничаем, и было бы комично, если бы я это скрывал.

А вас консультировало руководство СБУ накануне назначения?

— Нет, СБУ — это не КГБ. Хотя во времена первых президентов такая практика существовала. Иногда я сам обращаюсь за помощью к руководителям спецслужб.

Когда нужно правильно сориентировать, например, посла?

— Когда необходимо получить квалифицированную консультацию.

Газовый слив

Вовлечен ли МИД в газовые переговоры с Россией?

— Не полностью. Продолжается сложная дискуссия между МИД и Минтопэнерго, правительством и президентом — мы пытаемся наладить отношения внутри страны. Возможный формат — заседание СНБО Украины.

При этом проблема газа лишь одна из многих, есть еще ТВЭЛы, электроэнергия, транзит нефти и т. д. Недавно вместе с министром Юрием Бойко летали в Туркменистан, где провели ряд напряженных встреч... Мое твердое убеждение: принципы энергетической политики как составляющей нацбезопасности следует обсуждать в закрытом режиме.

Газпром якобы законтрактовал весь туркменский газ на 25 лет вперед. Каковы результаты вашего визита в Туркменистан?

— Эксперты, с которыми я общался, считают, что наш визит в Туркменистан был едва ли не самым продуктивным за последние три года. О результатах говорить рано.

Почему РФ прилагает максимум усилий, чтобы свести газовые переговоры к уровню хозяйствующих субъектов — Газпрома, Нефтегаза и РосУкрЭнерго?

— Прямой ответ на ваш вопрос заставит меня делать резонансные политические заявления, которых я хотел бы избежать. Могу сказать, что межправительственные договоренности между Россией и Украиной о поставках и транспортировке газа выгодны украинской стороне. Соответствующее рамочное соглашение никем не отменено и не денонсировано.

Почему Юрий Бойко не выполняет директивы президента на газовых переговорах?

— По большому счету, ни одной политической силе невыгодно ослабление позиций Украины в переговорах с РФ. Все прекрасно понимают, что поступиться национальными интересами можно лишь один раз, на этом можно очень много заработать, но опять-таки только однажды, и это будет означать стратегический проигрыш для всех в стране.

После нашего визита в Туркменистан МИД и Минтопэнерго вышли на определенный уровень взаимодействия, понятно, что ни одно межправительственное соглашение не может быть подписано без нашего участия. Проблема заключается в том, что на переговоры на уровне хозяйствующих субъектов мы не можем влиять. Ситуация парадоксальная: министр ТЭК не может поехать на переговоры без технического задания и соответствующих директив, а руководство Нефтегаза — запросто...

В общем, проблемы в газовой сфере будут до тех пор, пока не создадут прозрачную схему ценообразования, а будут пользоваться дельтами между мировыми и украинскими ценами на газ и на транзит. Украина избавится от политической зависимости от поставщика газа, только когда начнет покупать его по цене, выведенной по определенной формуле.

Это не означает, что существующая цена нас не устраивает, речь идет об отсутствии гарантий того, что завтра условия для Украины не изменятся. И любая политическая сила, находящаяся у власти или стремящаяся ее получить, должна осознать, что газовые схемы не являются инструментом быстрого обогащения.

Я внимательно изучал, как шаг за шагом поступались национальными интересами Украины, видел подписи под невыгодными соглашениями, мне известно, кто и как их подписывал... Все это информация под грифом, но главное даже не это, а то, что еще не поздно исправить ситуацию. Нефтегаз переживает не лучшие времена, наши стартовые условия на переговорах с россиянами хуже, чем когда-либо, но до коллапса еще далеко.

ТЭМные дела

Работая на должности министра экономики, вы объясняли неэффективность торгово-экономических миссий Украины за границей слабым контролем со стороны МИД. Что сейчас?

— Недавно МИД и Минэкономики наконец подписали новый совместный приказ по ТЭМ, где четко определили, что они должны делать, перед кем отчитываться. Я помню, насколько мне в свое время было сложно согласовывать с МИД кандидатуры на должности руководителей ТЭМ, и мы договорились с господином Кинахом, что миссии — его сектор ответственности. При этом я предупредил, что если мне посол сообщит, что руководитель ТЭМ не выполняет обязанностей, я его просто отзову из заграничной командировки.

Функция ТЭМ — не встречать и провожать министров иностранных дел и экономики, а сопровождать и лоббировать интересы украинского бизнеса на территории страны пребывания, заниматься экономическим мониторингом и т. д. Если мы этого достигнем, то ТЭМ будут жить, если нет — будем искать другие формы защиты экономических интересов частных компаний. Например, развивать торгово-промышленные палаты, возложив политическую поддержку важных проектов непосредственно на посольства.

Вам комфортнее сотрудничать с Анатолием Кинахом, которого считают политическим предателем, чем с Борисом Тарасюком?

— Давайте абстрагируемся от персоналий. Если бы я следил за тем, кто, кого и когда предал, то сидел бы дома и смотрел телевизор. Сейчас МИД и Минэкономики сотрудничают плодотворнее, чем раньше... Впрочем, должен признать, что бизнесмены привыкли сотрудничать не с ТЭМ, а с руководством министерств.

Все-таки — почему ТЭМ работают неэффективно?

— Мы им постоянно задаем этот вопрос. Иногда доходит до абсурда: спрашиваем, почему они не сопровождали тот или иной проект украинских компаний, а они отвечают, что боятся проверок и обвинений в коррупции. И это проблема государства, в котором нет традиций и не сформирована культура лоббизма.

Представители ведущих стран мира чуть ли не на каждой встрече включают ноутбуки и напоминают украинской власти, с кем она не рассчиталась по НДС, кому заблокировала отвод земельного участка и т. д. Вместе с тем нашим ТЭМ легче договориться с иностранными компаниями и саботировать деятельность (иногда доходит и до этого), чем реально работать. Кстати, меня в свое время очень поразило, что при нашем Кабмине работает Совет импортеров, а не экспортеров!.. (Совет экспортеров был создан позже — в мае 2007 года. — Ред.)

Почему ни одна украинская компания не получила контракта в Ираке, хотя государство отправило туда контингент?

— Украинский бизнес был лишен политической поддержки, в данном случае додавить вопрос имело возможность лишь высшее руководство страны... Думаю, это даже не уровень министра иностранных дел.

На кого конкретно в Украине выходят иностранные дипломаты, если у их соотечественников-бизнесменов возникают проблемы, например, с возмещением НДС?

— Консулы выходят на департамент консульской службы, послы — на руководство МИД, в отдельных случаях через МИД посольства направляют ноты с просьбой об аудиенции с вице-премьером, премьером или президентом. Службы последних принимают решение о целесообразности и регламенте той или иной встречи.

Камо грядеши

Примут ли Украину в ВТО, если она не подпишет последний двусторонний протокол с Киргизией?

— Нас бы приняли голосованием большинства (такая процедура предусмотрена правилами ВТО), если бы спор с Киргизией зашел в тупик, но мы уже вышли на двусторонние договоренности.

Во сколько обойдутся эти договоренности госбюджету?

— Украина не будет платить Киргизии деньги с целью погашения каких-то мифических долгов, правительство нашло другую схему.

На какие уступки пойдет Украина, чтобы создать зону свободной торговли с ЕС?

— Пока готово лишь предварительное технико-экономическое обоснование этого проекта. Прежде чем обсуждать конкретные позиции со странами ЕС, нам нужно проконсультироваться с бизнесом и соответствующими отраслевыми ассоциациями. Я представляю, что будут импортировать из ЕС в Украину, интересно, что будем экспортировать мы.

Пока могу лишь заверить, что мы будем защищать АПК и высокотехнологические производства, которые удалось сохранить, прежде всего — космическую отрасль и самолетостроение. Кстати, уже созданы правительственные рабочие группы, которые будут работать с ассоциациями производителей. Представители Совета товаропроизводителей при Кабмине регулярно получают информацию о ходе переговоров, для ускорения которых необходимо вступление Украины в ВТО.

Ощущают ли украинские переговорщики давление со стороны импортеров?

— Нет, на самом деле импортеров интересуют не столько тарифные ставки, сколько возможность манипулировать ценами при ввозе продукции. Я специально изучал этот вопрос и могу с уверенностью утверждать, что весь импорт в Украину недооценен. Даже с Сербией мы имеем балансовое расхождение в $110 млн — это при общем объеме торговли в $400 млн.

Фактически это означает, что импортерам намного интереснее сотрудничать с таможенниками, налоговиками и правоохранительными органами, чем лоббировать снижение таможенных тарифов. Но нет такой страны, которая стопроцентно решила бы эту проблему. Я тщательно изучал отчеты Всемирного банка и сделал простой вывод: в одних странах воруют больше, в других — меньше. Украина принадлежит к странам первой категории.

Зачем Украина предложила РФ альтернативную концепцию реформирования СНГ?

— Мы представили свое видение этого проекта. Россия стремится сделать приоритетом СНГ гуманитарный блок, мы же предлагаем сконцентрироваться на экономике: начиная с создания транспортных коридоров и заканчивая сертификатами происхождения. На данном этапе ценность СНГ в том, что на многостороннем уровне заключен ряд соглашений, которых нет на двустороннем уровне.

Насколько эффективен ГУАМ?

— Я бы, конечно, хотел, чтобы Украина вместе с Америкой и Мексикой входила в состав УАМ, но сейчас это невозможно. Если серьезно, то Украина не является страной первой линии геополитики, но она и не на третьей линии. Соответственно, региональные объединения нам интересны. Экономическую эффективность ГУАМ можно будет оценить, если удастся реализовать какой-то серьезный проект: например, организовать паромное сообщение между Керчью и Поти.

Карьерное приземление

Вы третий в десятке предвыборного списка право-центро-левого мегаблока НУ—НС. Какую идеологию исповедуете?

— Дипломатическую. Я понимаю, на что вы намекаете, и отвечу откровенно: год назад у меня было желание идти на выборы не в блоке персоналий, а в партии идей, с нормальной организацией... То есть я так же, как и вы, книг перечитал.

Социологические исследования указывают на то, что наше общество не воспринимает более-менее реальных программ. У тех, кто захочет победить на выборах с реальными обещаниями, без лишней социальной риторики, будут небольшие шансы на поддержку. Лично я убежден, что наиболее оптимальной для Украины является либерально-демократическая идеология с социальным уклоном.

Собираетесь в отпуск на время избирательной кампании?

— Все сделаю, согласно законодательству. А когда стану народным депутатом, наверное, сложу полномочия и дальше буду работать министром, а может, и нет.

А какой может быть следующая ступень в вашей политической карьере?

— Наверное, очередная отставка года через два... Вообще, как Бог даст. После этой истории с самолетом я никуда не спешу.

Кстати, что вы чувствовали, когда узнали, что одна турбина вашего самолета не работает?

— Минут через пятнадцать после того как мы вылетели из Косово, я позвал стюардессу и спросил, почему самолет не на заданной высоте. Она ответила, что все нормально, а потом вышел пилот и сообщил, что у нас небольшая техническая проблема — не работает турбина. Секунд десять переживал внутреннюю истерику и старался держаться спокойно...

— Обрадовались, когда в аэропорту «Борисполь» увидели министра чрезвычайных ситуаций Нестора Шуфрича?

— (Смеется.) Конечно. Также меня порадовал собственник Украинских средиземноморских авиалиний, который позвонил и объяснил, что авария — это штатная ситуация. А я в ответ посоветовал ему не летать на его самолетах. Это первый и, надеюсь, последний рейс, когда я полетел чартером за деньги министерства. Лучше летать рейсовыми самолетами в экономклассе, однако есть страны, с которыми нет прямого авиасообщения.


Карьера министра

Декабрь 2007 — спикер ВР

Март 2007 г. — министр иностранных дел

Сентябрь 2006 г. — первый заместитель главы Секретариата президента, представитель президента в Кабмине

Сентябрь 2005 г. — министр экономики

2005 г. — первый заместитель председателя Одесской облгосадминистрации

2004 г. — и. о. председателя НБУ

2003 г. — первый заместитель председателя Нацбанка

Сентябрь 2001 г. — министр экономики АР Крым

2001 г. — заместитель председателя правления банка «Аваль»

1998 г. — консультант кредитного департамента, советник председателя правления АППБ «Аваль»

1996 г. — окончил Черновицкий государственный университет по специальности «Правоведение»

1992 г. — учредитель, президент юридической фирмы «Юрек Лтд.»

1974 г. — родился в Черновцах

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В чем вы храните сбережения? доллар евро рубль?